Балканы снова на грани нового вооруженного конфликта

0














Последние заявления и встречи «в верхах» свидетельствуют, что стороны заготовили порох, осталось только добыть искру. Поводов для нее в регионе более чем достаточно…

За неделю до президентских выборов в Сербии один из ключевых игроков сербского политического поля, действительный премьер-министр Сербии Александр Вучич, встретился с Владимиром Путиным. Эта встреча не просто в очередной раз продемонстрировала, ставшее (после ухода Милошевича) сербской национальной идеей, желание удержаться в шпагате между НАТО и Россией, но и прояснила ряд моментов, которые вызывали вопросы военных экспертов и балканистов.

Наконец-то получила комментарии и разъяснения повестка Кремля о передаче МиГов Сербии под предлогом укрепления дружбы между «братскими славянскими народами». Еще в конце декабря 2016 года на сайте Центра военно-политических исследований (отдельное подразделение МГИМО (У) МИД России, занимающееся изучением вопросов обороны совместно с концерном «Алмаз-Антей») было размещено сообщение о том, что Россия передаст Сербии шесть истребителей МиГ-29. По словам представителя ассоциации военных политологов России Александра Перенджиева, «Сербия в сложном положении, помимо внутриполитической борьбы, перед страной стоит вопрос выбора ориентиров: двигать в сторону НАТО и Европейского Союза или в сторону России и ОДКБ. И преференции со стороны России в этой ситуации призваны показать преимущества последнего. Со стороны России это осознанный военно-политический шаг. Своим союзникам по ОДКБ Россия поставляет вооружение и военную технику либо по очень низким ценам, либо на безвозмездной основе в рамках военно-технического сотрудничества и развития Организации договора о коллективной безопасности».

На момент публикации комментария Перенджиева было еще не ясно в каком виде Москва готовит сделку по МИГам. Будет ли это «актом доброй воли» («безвозмездная» передача сербской стороне) или все же потребуется заплатить ту минимальную цену, которая существует только для союзников по ОДКБ. Тогда еще стороны не договорились и нельзя было сказать прямо о том, что потребуется от официального Белграда взамен на любезность официальной Москвы.

По итогам встречи Путина и Вучича стало известно, что на безвозмездной основе Сербии будут переданы не только шесть МиГов-29, но и 30 танков Т-72 С и 30 БРДМ-2. До конца 2018 года РФ взяла на себя обязательство также передать Белграду два дивизиона ЗРК «Бук». Об этом ранее велись переговоры с Шойгу, но информация не имела официального подтверждения до встречи, где действующий премьер-министр Сербии Вучич заявил, что вопрос передачи этих боевых единиц – это вопрос недель, но далеко не месяцев. По его словам, единственной проблемой на данный момент является транспортировка истребителей: в разобранном состоянии или, в случае, если соседние страны предоставят воздушный коридор, в состоянии готовой боевой единицы. Второй вариант Вучич назвал предпочтительным, аргументировав это скоростью транспортировки, но есть ряд факторов, позволяющих заключить, что дело не только в скорости передачи истребителей, а еще и в политическом фоне, которым окружено это событие. Это и отношения РФ со странами, чье воздушное пространство было бы оптимальным для передачи боевых единиц, и Косовский фактор.

Косовский фактор

Косово по сей день остается важнейшим мифом, стоящим в основе сербской государственности и пропаганды, и тот факт, что официальный Белград выдал Милошевича и Младича МТБЮ, не должен заставлять ложно полагать, что столь же легко Сербия откажется от этого неспокойного края. Косово все еще является частью Республики Сербия согласно сербской же Конституции.

Помимо базовых мифов сербской истории о битве на Косовом поле, даже при въезде в сегодняшний Белград ощущается очень остро: основа здешних политических настроений – острейший реваншизм, причем реваншизм именно в отношении Косова. Постоянные взаимные обвинения сторон в провокациях и «срыве диалога», дымовые шашки в парламенте Косова стали все более и более частыми поводами для заголовков в балканской прессе еще летом 2016 года.

Очередной виток напряжения в отношениях между Белградом и Приштиной начался с задержания в начале январе этого года Рамуша Харадиная, экс-премьера Косова и экс-обвиняемого МТБЮ (был оправдан по всем 37 пунктам обвинения, что вызвало открытый протест с сербской стороны) в аэропорту Базель-Мюлуз на основании ордера на арест, предоставленного Сербией еще в 2004 году. После – был так называемый «поезд дружбы» из Белграда в Косово, расписанный надписями «Косово – это Сербия» на 21 языке, включая албанский. Правительство Косова отнеслось к этому со всей серьезностью: был отдан приказ любой ценой, вплоть до применения оружия, не пускать «провокаторов из Белграда» на территорию края. В Белграде экстренно собрался Совет Безопасности, а президент Сербии, Томислав Николич заявил, что если в ходе «операции по возобновлению железнодорожного сообщения» пострадает хоть один серб, будет задействована армия и он готов будет лично взять в руки оружие. Но здесь на сцену опять выходит премьер-министр Сербии, отдав приказ остановить поезд на пограничной станции Рашка, так как, по его словам, поступили угрозы о минировании железнодорожных путей.

Казалось, Сербия и Косово чудом удержались на грани возгорания конфликта, но останавливаться на самом деле не собиралась ни Приштина, ни Белград.

Натисніть на стрілку що б перейти до наступної сторінки

Оставить комментарий