Черная рота: идеальные штыки режима

9

Будут ли наказаны убийцы Небесной сотни? Прощены ли майдановцы, стрелявшие в силовиков?

Святошинский райсуд Киева продолжает допрашивать потерпевших и свидетелей по делу экс-сотрудников спецподразделения «Беркут» Сергея Тамтуры, Александра Маринченко, Павла Аброськина, Сергея Зинченко, Олега Янишевского. Они обвиняются в убийствах 48 человек и причинении ранений 80 майдановцам на ул. Институтской 20 февраля 2014 г. Это бойцы Дмитрия Садовника, бежавшего в РФ вместе с остальными «беркутовцами» из т.н. Черной роты.

Парадокс этого УД заключается в том, что, исключая свою причастность к расстрелу, обвиняемые оправдывают это преступление. С их точки зрения – стрелявшие в «агрессивную толпу» исполняли служебный долг.

Беркутовцы и их защитники считают, что ситуация на Майдане была боевой. То, что потерпевшие оценивают как массовые убийства, они пытаются объяснить наличием вооруженных людей в рядах майдановцев.

1. Москва дала жилье и большие зарплаты (хроника)

20 февраля 2014 года — самый трагический день Майдана. Он должен был защитить власть Януковича, но стал причиной его побега. Первые раненые появились в 5.30. А всего за эти сутки были убиты более ста майдановцев и четверо силовиков. 173 человека с обеих сторон получили огнестрельные ранения, включая 40 работников правоохранительных органов. Среди застреленных активистов Евромайдана не было ни одного с оружием, но некоторые получили по 2-3 пули (т.е., раненых добивали).

До 9.00 громкоговоритель предлагал майдановцам покинуть территорию, работал водомет. В 9.00 техника начала отступление. В 9.01 группа в черном с желтыми наклейками открыла огонь, расположившись у дворца «Жовтень». Так продолжалось до 9.16. Пока не погиб один из т.н. «Черной роты» – Николай Симисюк, и еще один беркутовец получил ранение (находится в розыске). В 9.30 стрелки в черном отошли за бетонную баррикаду и продолжили стрелять из-за грузовиков, перегораживающих Институтскую – см. видео:

Через неделю в СМИ РФ появилось сообщение о том, что московская полиция готова взять украинский «Беркут» на службу и предоставить жилье. Замкомандира полка «Беркут» Сергей Кусюк и еще 67 спецназовцев немедленно воспользовались предложением. И, по данным «Настоящего времени», разгонявшие киевский Майдан, стали одними из самих высокооплачиваемых бойцов московского ОМОНа.

2 апреля 2014го задержали командира спец. роты «Беркут» Дмитрия Садовника и его подчиненных Аброськина и Зинченко. Хотя руководителями разных силовых ведомств сообщалось о задержании 16 представителей «Беркута», а в числе подозреваемых находились 26 человек, под стражей оказались двое рядовых: Аброськин, Зинченко.

22 апреля 2014 г. Дмитрию Садовнику поменяли меру пресечения – заключили под стражу (до тех пор он находился под домашним арестом, хотя грозило пожизненное л.с.). Одновременно в Сети появилось его видеообращение: «Мы были возмущены бездействием власти. Силы, которые рассказывают, что борются за честность, не ставят в ценность жизни правоохранителей, которые выполняли долг. Только официально среди правоохранителей 8 погибших. Мы стали заложниками ситуации».

Большинство майдановцев 20 февраля были убиты не снайперами, а вот этими парнями в черном. Из беркутовских автоматов АК калибра 7,62 или картечью из «Фортов» 12 калибра. Убийства происходили в прямом эфире – их «работу» фиксировали десятки телекамер.

3 окт. 2014 г. Дмитрий Садовник исчез. Ушел в поликлинику и пропал вместе с электронным браслетом. В течении 15 часов с момента поступления на пульт сигнала, его никто не искал. Жена заявила о похищении.

За 5 дней до побега Садовник дал интервью, в котором рассказал, что не мог стрелять, так как утратил кисть правой руки. Однако, инвалидность не лишила его способности обращаться с оружием. Ровно за день до побега в Сети появилось видео расстрелов, которое позволило убедиться в ловкости Садовника:

См. видео: ещё один безрукий «беркутовец», или все-таки Дмитрий Садовник?

Получивший гражданство РФ 4 декабря 2014 г., Дмитрий Садовник есть на сайте Миротворец, который аккумулирует информацию о врагах Украины. По мнению адвокатов Небесной сотни, побег Садовника был результатом тайных договоренностей и обмена.

26 июня 2015 г. задержали Сергея Тамтуру, Александра Маринченко и замкомандира роты Олега Янишевского. Еще 19 убежавших в РФ на территории Украины числятся в розыске.

16 февраля 2016го дела против пяти арестованных «беркутовцев» объединили. Кроме убийств инкриминировали совершение террористического акта и препятствование мирным митингам.

О 18 беглецах в РФ известно, что они получили убежище и гражданство. Один из командиров киевского «Беркута» полковник Сергей Кусюк (начальник Садовника) сейчас руководит силовым подавлением акций оппозиции в Москве.

16 окт. 2016 г. экс-командира роты харьковского Беркута Виктор Шаповалов, который находится в СИЗО, дал показания, свидетельствующие о раскаянии. Единственный из «беркутовцев» признал, что для выполнения задач на Майдане выдавались боевые патроны.

2. «Якщо були провокатори, мали виявляти, а не стріляти» (в суде)

6 марта 2018 г., Святошинский райсуд. Состязание сторон напоминает дискуссию на тему морали и права.

Потерпевший из Ивано-Франковска Василий не скрывает, что ему больно вспоминать 20 февраля. Его ранили недалеко перед мостом на Институтской, когда поднимался к баррикаде. Обвиняемые и их адвокаты засыпают вопросами.

— Чому ви приїхали на Майдан?

— Майдан для мене був серцем України.

— Хто організував поїздку?

— Поїздку організовував штаб національного спротиву. Політики були на сцені, але ми були поза політикою.

— А чи доходила до вас інформація про заборону суду? Ви знали, що серед 10 тисяч митингувальників є 100 провокаторів з рушницями?

— Та не було там цього. Зі сцени говорили: не йдіть вперед (по Інститутській) — там вбивають.

— «Не стріляйте в спини своїм» – ми це також чули, — бросает судья.

Допрос потерпевшего. На скамье подсудимых – слева направо: Аброськин, Тамтура, Маринченко и Янишевский (Зинченко на этом фото не видно). Потерпевший уверяет, что провокаторов не видел и уверен, что обезвреживать их следовало оперативными методами.

— Чи вважаєте ви нормальним, коли людина кидає бруківку в іншу людину? – спрашивает потерпевшего Аброськин.

— А стріляти по людях – це нормально? Вважаю, що бажати вбити людину, яка проводить мирну акцію – це ненормально.

— Чи засуджуєте ви такі дії, про які каже адвокат? – вопрос председательствующего судьи (адвокат показывает два фото майдановцев с оружием).

-Так. Моя позиція: стріляти в людей не можна.

См. видео — Обвиняемый Аброськин сравнил расстрел с метанием брусчастки

— У вас був вільний вхід та вихід з Майдану?

— Ніхто мене не тримав.

— Чого ж не пішли?

— …

Святошинский райсуд 6 марта 2018 г. Адвокаты Александр Горошинский и Игорь Варфоломеев, обвиняемые Сергей Зинченко и Павел Аброськин.

1-й Адвокат «беркутовцев»:

-Надо было бежать (как бы про себя, но вслух).

2-й Адвокат:

— Люди з Антимайдану — хіба вони не мали права на вибір??

3-й Адвокат:

-Якби ви виконали рішення суду, можливо цього всього не було б?

Судья делает замечание: это навязывание убеждений, а не вопрос.

Потерпевший:

-Гадаю, що провокаторам треба було стріляти в правоохоронців, щоб показати, що Майдан не є мирним. Гадаю, були правоохоронці та сбушники в цивільному серед майданівців, і, якщо були провокатори, мали виявляли тих провокаторів, а не стріляти.

Подполковник Олег Янишевский, экс-заместитель командира киевского полка “Беркута”. Единственный офицер среди обвиняемых. По версии прокуратуры, руководил расстрелами вместе с Садовником. Фото вскоре после задержания в 2015 г.

Подсудимый Олег Янишевский расспрашивает обвиняемого о т.н. «ночи гнева» — событиях с 18 на 19 февраля на зап. Украине, когда были разгромлены райотделы УМВД и здания СБУ, захвачено оружие. Потерпевший говорит, что эту ночь он провел в автобусе – по пути на Майдан, узнал о погромах пост-фактум.

См. видео – зам.командира «Беркута» о «своей правде»:

— Тривалий час йде справа, а люди тримаються без вироку під вартою. Чи доцільно продовжувати тримання під вартою, чи можна більш м’які заходи застосувати?

— Треба тримати під вартою.

На экран выводят видео следственного эсперимента.

Подсудимый Янишевский бросает реплику в сторону потерпевшего, когда тот рассказывает, как и где получил ранение: «Там були постріли з консерваторії. Там був ваш Бубенчик!».

Гособвинитель заявляет отвод адвокату Александру Горошинскому, который защищает в другом процессе Виктора Януковича. Прокуратура усматривает конфликт интересов. Янишевский снова не сдерживается: «Ага, сейчас!», называет прокурора пи*аром. Председательствующий не делает замечания.

Отвод отклонен.

3. «Нас обвели циркулем» (вторая правда)

Адвокаты «беркутовцев» при каждом случае озвучивают два момента: 1) слова нынешнего Генпрокурора Юрия Луценко, сказанные 19 февраля 2014 г. (после «Ночи гнева»), со сцены Майдана: «Ми не барани — просто йти на розстріл. Зброя приїде, вже сьогодні вночі в нас буде чим захищатися»:

2) и, конечно, не забывают убитых «боевиками Майдана» силовиков. Чаще всего вспоминают львовянина Ивана Бубенчика, который признавался, что стрелял в правоохранителей.

«Они должны быть реабилитированы. У прокуратуры из доказательств только то, что телефоны обвиняемых работали в центре Киева. А где кто находился? Кто что делал?», — адвокат беркутовцев Игорь Варфоломеев надеется на оправдание своих подзащитных.

Майдановцы атаковали «Беркут» и представляли угрозу – так считает Александр Горошинский. В обоснование приводит факт: к 9 часам 20го февраля трое силовиков были убиты и 18 ранены.

«Это было агрессивное нападение. 18-19 февраля произошло хищение оружия, 19 вечером со сцены идет обращение (Луценко), а 20го происходит 4 убийства сотрудников милиции», —  говорит адвокат «беркутовцев» и заодно Президента-беглеца.

Адвокат «беркутовцев» представляет главный аргумент. Оружие в руках некоего майдановца – по мнению стороны обвиняемых, оправдывает стрельбу по безоружным.

Подсудимые пока не давали показаний, они могут еще не раз изменить версию защиты. Но старший из них — Янишевский – уже «дал показания» журналистам Громадське ТБ:

Некоторые его замечания шокируют, другие могут вызвать сочувствие, а иногда заметна ложь (25.29 — 30.30)

Почему донецкий «Беркут» за «ДНР» воюет? Ответ Янишевского: «Присягу давали народу? На востоке тоже народ. У каждого есть свои социальные связи и место, где он родился».

Не обидно, что обещали индульгенцию за поход в АТО и обманули? (Олег Янишевский и Александр Маринченко успели побывать в АТО и рассчитывали на «амнистию»). «Есть ощущение несправедливости, обвели циркулем – эти будут виноватые, а тут все делали правильно».

Права человека, по его мнению, всегда нарушаются и с этим лучше смириться.

А как надо было защищать права? «Такую же ситуацию относительно себя ощущаю (бесправие). Это всегда так происходит. Почему не меняли власть путем выборов?»

20 февраля с кем имели дело? «Начинать надо с 18 февраля. Огласили мирное шествие, а уже была оперативная информация о том, что мирное шествие идет с оружием. В 3-4 шагах впереди меня шел Николай Тягнирядно, он получил сквозное ранение. У человека, который стрелял, был выбор: или я, или Николай».

Утро 20го как началось? «С расстрела милиционеров. Черта была перейдена».

«Черная рота» уносит умирающего Николая Симисюка непосредственно с места расстрела на Институтской. Это одна из привязок к подразделению и его командирам Янишевскому, Садовнику.

Как вы узнали, что убит Симисюк? «От командира Косюка. Сказали, что Коля погиб на Институтской».

Значит, часть вашего состава находилась на Институтской? «Ну я не знаю, может они там и находились».

Сторона защиты намертво вцепилась в тему нападения на вооруженный спецназ, но все 48 убитых были «вооружены» только деревянными щитами.

Анализ сотен часов видеоматериалов позволил установить нескольких сотрудников «Беркута». Садовника опознали из-за особой приметы: уникальной особенности стрельбы.

Лицо человека, похожего на Аброськина, так же попало в камеру. В этом ролике человек, похожий на подсудимого, совершает не менее 10 выстрелов по людям. Адвокат Павла Аброськина назвал это художественным фильмом:

Янишевского опознали на видеозаписи, где зафиксирован человек в пятнистом камуфляже, который выделялся среди «черных» и стрелял очередями. Распечатки соединений с его телефона говорят, что с 8:15 до 12:00 в день расстрела Небесной сотни Янишевский находился в эпицентре событий на Институтской.

А вот почему в отделе спецрасследований Генпрокуратуры говорят о теракте — по версии обвинения, основным мотивом был террор в столице накануне Харьковского съезда 22 февраля (где обсуждалось отделение юго-восточных областей). Подразделение Садовника действовало слаженно и подчинялось общему плану, утвержденному сверху.

С помощью анализа траекторий пуль установили, что больше 30 человек были застрелены из-за бетонной баррикады возле выхода со станции метро «Крещатик» — там, где «беркутовцам» уже ничего не угрожало. Баллистические экспертизы исследовали пули и их фрагменты, изъятые из тел погибших и т.о. были идентифицированы 12 автоматов. В частности, из закрепленных за Александром Зинченко и Павлом Аброськиным были застрелены трое.

Стоп-кадр с камер видеонаблюдения Нацбанка зафиксировал стреляющих из-за бетонной баррикады и грузовиков. Не мифические снайперы, а парни из «Беркута» (надпись на спине одного из стрелков в черном) лишили жизни каждого третьего из «Небесной сотни».

Прокурор Генпрокуратуры Янис Симонов говорит: «Есть документы, подтверждающие, что они (группа Садовника) получали автоматы, из которых стреляли 18-20 февраля, и которые исчезли… Это подтверждают отстрелы. Слава Богу, эти вещественные доказательства удалось сохранить. Большинство потерпевших имеют повреждения калибра 7.62. Были предприняты действия по сокрытию следов преступления, но автоматы были найдены – порезанные и поврежденные».

Генпрокурор Юрий Луценко еще в 2016ом заявлял, что в одном из столичных озер были найдены и автоматы, и винтовка, из которой снайпер «Черной роты» стреляет на этом видео:

«Были разрезаны и утоплены одной группой, руководитель которой, к сожалению, был с нами на Майдане», — говорил Луценко (и вот кого имел ввиду). Руководителю «Никто кроме нас» было предъявлено подозрение, но обвиняемым он не стал.

На фото – Акция «Беркут – наша гордость» в Донецке в феврале 2014го. Один из активистов «Никто кроме нас» вскоре записался в «армию ДНР». 12 августа 2014го участвовал в расстреле автобуса «Правого сектора». Позвонил матери одного из убитых с его телефона: «Он убивал наших, а мы убили его».

Многодетная вдова Виктория Опанасюк не знает, чья именно пуля досталась ее мужу. Но она против изменения меры пресечения «беркутовцам». «Мій чоловік не міг становити загрози тим беркутівцям, бо не мав нічого. Він пішов на Майдан заради кращого майбутнього для дітей. Якщо звільнити, і ці п’ятеро беркутівців втечуть до Росії», — говорит Виктория, отвечая на вопрос судьи.

В Валерия Опанасюка выстрелили, когда он оттаскивал раненого. Пуля попала в сердце. Последние мгновения жизни Валерия на этом видео:

Жена не пускала на Майдан, поэтому он сказал, что идет на вече в родном Ровно, а перезвонил уже с полдороги до Киева. На следующий день вместо Валерия на звонок ответил незнакомец, назвавшийся работником милиции: «Его убили».

42-летний автомеханик Валерий Опанасюк скончался мгновенно. Остались без кормильца жена и пятеро детей: 10-летняя Ангелина, 7-летний Илья, 4-летняя София, 3-летний Артем и 20-летний Леонид — сын от первого брака.

4. «Закон Бубенчика»

Митингующие с оружием «начали первыми», спровоцировали силовиков на ответные действия – мнение противников Евромайдана. А сторонники считают: «радикалы» защищали мирных протестующих и им удалось повернуть ход истории.

«Майдан был уже слит, оставались считанные часы до того, чтобы майдановцев начали искать и добивать, как преступников. Почему силовики отступили 20 февраля? Я – одна из версий ответа на этот вопрос. На Майдане был один автомат АК-74, и он был в моих руках. Я знаю, как сделать так, чтобы начали убегать», — говорит Иван Бубенчик:

По заявлениям, сделанным им в разных интервью, люди на Майдане к утру 20 февраля были крайне вымучены многочасовым штурмом. Он видел, как его товарищей убивали. Автомат Бубенчику дал неизвестный. Он сперва стрелял из консерватории, а затем перемещался, производя выстрелы из разных точек (http://www.bbc.com/ukrainian/politics/2016/02/160219_bubenchyk_ko).

Стоп-кадр с видео осени 2014г. Бубенчик заявил, что убил двух командиров. В документальном фильме «Бранці» говорил о выстрелах в затылок. Но, по данным прокуратуры, ни одного погибшего командира с такого рода раной среди правоохранителей нет.

«Мы не можем отрицать, что на Майдане были люди с оружием, но только они пытались защититься — после того, как против участников мирного протеста была применена сила», — говорит гособвинитель Янис Симонов.

В последнем докладе управления Верховного комиссара ООН по правам человека нас (Украину) хвалят за то, что, спустя почти 4 года, Генпрокуратура пытается установить виновных в убийствах правоохранителей. Речь в докладе ООН идет о 13 погибших сотрудниках правоохранительных органов. В том числе – убитых с использованием 7.62 АКМС и винтовки СВД.

Генпрокуратура уже выдвинула подозрение в совершении 2-х убийств одному человеку из числа бывших участников протестов. И это не Бубенчик, а некий житель Харьковщины, который объявлен в розыск.

«Закон говорит, что, если есть защита от противоправного нападения (группового или же вооруженного) и лицо, защищаясь, применяет оружие и совершает убийство, лицо освобождается от уголовной ответственности — это необходимая самооборона. В случае, если лицо защищает других от группового нападения — это крайняя необходимость», — говорит начальник Департамента спецрасследований Сергей Горбатюк (подробнее).

Погибший на Институтской боец «Черной роты». Справа комментарий его матери. Эта публикация вызвала скандал и была удалена.

Однако, признаков крайней необходимости или самообороны в деле бывшего майдановца из Харькова не установлено. Для части активистов эта новость стала ледяным душем. Ведь 21 февраля 2014 г. ВР приняла закон «О недопущении преследований участников акций протеста в ноябре 2013 — феврале 2014 годов». Закон, который так же называют законом об амнистии майдановцев и «законом Бубенчика». Им были не только прекращены УД в отношении тех, кого при Януковиче бросили за решетку за участие в протестах, но и запрещено выдвигать подозрения участникам протестных акций. Тем не менее, по оценке многих юристов, этот закон является юридически ничтожным и… Не препятствует привлечению к ответственности тех, кто стрелял.

Пока не ясно — о каком харьковчанине речь. Но можно себе представить какой резонанс вызовет привлечение к ответственности, например, Народного героя Украины Ивана Бубенчика. В 2016ом, вскоре после премьеры фильма «Бранці», который приобрел широкую известность, у Бубенчика проводили обыск. Искали автомат, о котором он рассказывал. После Майдана Бубенчик добровольцем ушел на фронт. Воевал в батальоне «Днепр-1», командовал батальоном «Захід-2», был ранен. Награжден орденами «За мужество» и «За оборону страны».

Недавно соцсети «взорвала» публикация, которую Теофипольское отделение полиции ГУНП в Хмельницкой области сделало в память о старшем сержанте спецроты «Беркут» Николае Симисюке. Более всего пользователей Фейсбука возмутили слова о том, что погибший «беркутовец» был героем:

С точки зрения товарищей по службе убитого «беркутовца», он был патриотом, должен служить примером для молодежи. Так они видят верность присяге.

Обсуждение этой темы показало отсутствие согласия по вопросу национальной идентичности. Две системы ценностей продолжают воевать не только на фронте. И не только в рамках судебного процесса над бывшими «беркутовцами», где робкие попытки потерпевших взывать к совести обвиняемых натыкаются на искреннее: «А наша совесть чиста». Совесть молчит потому, что Украина и народ для обвиняемых — что-то невнятное, а власть и сила священны. 20 февраля они стреляли по врагу, неважно с оружием «враг» или без…

Вспоминаются слова одной из вдов «Небесной сотни» после первого заседания суда по Янишевскому: «Они считают, что они правы». Под «они» потерпевшая подразумевала всех силовиков, которые полагают, что с расформированным «Беркутом» обошлись несправедливо. У меня первый следователь спросил: «Почему ваш муж пошел на Майдан — за деньги или за идею?» Я сказала: «Там детей убивали, он пошел детей защитить». А он ответил: «Но там были и наши дети».

Позиция бывших «беркутовцев», перебравшихся в Москву, понятнее: жаль, что не получили приказ стрелять на месяц-два раньше. Не хватило часа, чтобы «зачистить» всех.

За деньги или за идею – ключевой вопрос. С одной стороны: «Человек, его жизнь, здоровье, честь, достоинство, неприкосновенность и безопасность» — наивысшая ценность. Так сказано в Конституции, но для значительной части украинцев это просто красивые слова. С другой — интересы службы, материальные блага. Что приоритетнее для 185 экс-«беркутовцев», которые и сегодня служат в полках особого назначения? Многие из них высказывают уважение Олегу Янишевскому, а раскаявшегося «беркутовца» Виктора Шаповалова считают предателем. А это значит, что трагедия 20 февраля прививкой на будущее не стала.

Возможно, справедливый суд сократит мировоззренческую пропасть между условными майданом и антимайданом? Шанс достичь понимания есть — учитывая, что основная вина за массовую гибель, как правоохранителей, так и майдановцев, лежит не на исполнителях, а на бывшем руководстве страны, на тех, кто отдавал преступные приказы.

Татьяна Заровная, «ОРД»

Источник

Оставить комментарий