Донбассу подписан смертный приговор

0














Воевать там в российских интересах будет можно, а вот жить, развиваться, иметь перспективы – уже нет.

17 марта, в третью годовщину подписания так называемого договора о «присоединении» Крыма к РФ, в российской прессе появилось сообщение о создании Интеграционного комитета «Россия – Донбасс». Пока заявлено о некоем межгосударственном сотрудничестве между Российской Федерацией и марионеточными республиками «ДНР» и «ЛНР».

«Россия оказывает существенную поддержку самопровозглашенным Донецкой и Луганской народным республикам», – сказал депутат Госдумы РФ Андрей Козенко, выступая в Ливадийском дворце. «Назрела необходимость общественной координации многочисленных историко-гуманитарных связей Донбасса и России», – добавил он. По словам российского депутата, идея создания комитета появилась в январе этого года, «когда лидеры Донбасса Александр Захарченко и Игорь Плотницкий в первый раз посетили Крым фактически с официальным визитом». «Тогда мы говорили, как выживают республики в условиях жесточайшей блокады с украинской стороны», – сказал Козенко. Деятельность новосозданной структуры, как утверждают ее организаторы, «будет нацелена на усиление процессов гуманитарной, социальной и культурной интеграции Донбасса с Российской Федерацией».

Так о чем же речь? Владимир Путин вознамерился присоединить оккупированный Донбасс к Российской Федерации? Неужели теперь из отдельных районов Донецкой и Луганской области будут делать «витрину русского мира»? Нет, конечно. Все как раз наоборот. Донбассу – оккупированной его части – подписан смертный приговор. На этой территории решено создать очередной парамилитарный анклав, полностью финансируемый из бюджета Российской Федерации. Воевать там в российских интересах будет можно, а вот жить, развиваться, иметь перспективы – уже нет. Достаточно посмотреть на Абхазию и Южную Осетию, чтобы понять, какое будущее уготовано этим территориям.

Главари «ДНР-ЛНР» пояснили, что поскольку с Украиной их больше ничего не связывает, а ведущий партнер у них – это Российская Федерация, они не теряют надежды однажды, по примеру Крыма, войти в ее состав. Разговоры о «России – исконной матери» были подкреплены российскими инициативами о признании паспортов «граждан Д-ЛНР» и предложениями об упрощенной процедуре получения российского гражданства всеми лицами, чьи предки были рождены в СССР, а также в Российской Империи. Да-да. Вы не ослышались. В Российской Федерации всерьез обсуждается возможность причислить к россиянам всех, кто имеет советские и имперские корни. А дальше? А дальше Россия наделит себя правом защищать россиян с помощью «вежливой агрессии» по всему миру.

На самом деле процесс суверенизации оккупированного Донбасса – только отчасти проявление имперских амбиций Москвы. В первую очередь речь идет о банальном мародерстве. Захарченко и Плотницкий заторопились интегрироваться в Россию сразу после того, как на украинских предприятиях, работающих на оккупированных территориях, была введена «временная администрация». Собственность украинского олигарха Рената Ахметова была экспроприирована главарями боевиков. Формально, боевики обвиняют Украину в том, что им «пришлось» прикарманить украинские предприятия. Мол, гражданская блокада поставок угля из ОРДЛО вынудила их пойти на крайние меры. Но по факту, на оккупированных территориях с первых дней российской агрессии не прекращался грабеж. «Национализирована» собственность украинских железных дорог, десятки предприятий Донбасса были демонтированы и вывезены в Россию, а некоторые просто порезаны на металлолом. В руки боевиков попали торговые сети, деньги из банковских касс, автомобили, принадлежащие украинских гражданам, а также жилье, которое сейчас активно используется террористами в своих целях.

Предприятия, принадлежащие Ренату Ахметову, – это только эпизод в широкомасштабном присвоении украинской собственности. Они работали до тех пор, пока это было выгодно боевикам и их кураторам. Сегодня, когда в России было принято решение превратить Донбасс в подобие Приднестровья, последняя номинальная экономическая связь между оккупированной и свободной Украиной разорвана. Здесь стоит упомянуть, что оккупанты уже дважды сами блокировали поставки угля с предприятий, работающих на подконтрольной им территории, шантажом добиваясь для себя необходимых уступок. Практика прекращения курсирования составов через линию разграничения использовалась довольно активно в 2014 и 2015 годах. В этот раз ее было решено запустить не в качестве экономической угрозы, а для создания формального повода.

России необходимо было усилить свое присутствие в украинской экономике. Что она и делала, закрывая глаза на работу предприятий, отчисляющих налоги в украинский бюджет. Не забывая при этом время от времени шантажировать Украину остановкой стратегически важных объектов из-за прекращения поставок с оккупированных территорий. А когда надежды на интеграцию оккупированного Донбасса в Украину на российских условиях иссякли, было решено прекратить игру в экономическое присутствие Украины на оккупированных территориях.

Гражданская блокада угольных поставок стала прекрасным поводом для дальнейшей легализации самопровозглашенных образований. Она – только средство, а не причина. Причина же в том, что помимо военных действий и мер по дестабилизации внутри Украины, Россия ни на минуту не прекращала использовать экономический фактор в качестве метода ведения войны. Российская сторона запрещала ввоз украинских товаров на свою территорию. Также был запрещен транзит через РФ грузов, поставляемых из Украины в страны Таможенного Союза. Но главное – Россия не брезговала заниматься грабежом, присваивая все, что принадлежало украинским гражданам и украинскому государству. The New York Times как-то писала на своих страницах, что Россия «национализировала» в Крыму украинского имущества на общую сумму около 1 миллиарда долларов. По словам министра юстиции Украины Павла Петренко, в результате аннексии Крыма страна понесла убытков на 1,8 триллиона гривен (67 млрд долларов).

Так, например, газодобывающее предприятие «Черноморнефтегаз» потеряло доступ к большей части своих активов и на данный момент находится на грани банкротства. На средства и имущество компании наложен арест и украинскому парламенту приходится принимать поправки в законодательство, чтобы приостановить ликвидацию предприятия. Признание компании банкротом лишит Украину возможности отстаивать свои права на месторождения в Черном море, которые находятся на лицензиях «Черноморнафтогаза». Балансовая стоимость утраченных активов газодобывающей компании составляет 14,9 млрд грн, что отображено в украинском иске к Российской Федерации. Однако, 1 июня 2016 года Хозяйственный суд Киева возбудил дело о банкротстве «Черноморнефтегаза» по иску неназванной коммерческой структуры, которой газодобытчик задолжал около 418 тыс. грн. Таким образом, предприятие, которое сегодня практически разорено в результате российской агрессии и чьи счета арестованы по требованию кредиторов, рискует из-за иска в 400 тысяч гривен стать спусковым механизмом для лишения Украины возможности отстаивать в судах свои черноморские месторождения.

Дел, подобных «Черноморнафтагазу», сегодня невероятное множество. Оккупация продолжает наносить урон украинской экономике и безопасности государства. Россия же с помощью украинского оборудования качает газ из украинских месторождений, добывает уголь и вывозит украинский металл. Никакой блокады, о которой распространяется российская сторона, нет и никогда не было. Есть попытки украинской стороны защитить себя, своих собственников и свою экономику от хищнической погони за наживой со стороны РФ и ее марионеток. Когда мы слышим от российских пропагандистов о том, что «Украина – бедная и бесперспективная страна, не способная самостоятельно, без помощи Москвы, достичь экономического процветания», давайте вспомним масштаб мародерства, учиненный Россией на оккупированных украинских территориях. «Если мы такие бедные – то почему вы нас так грабите?» – вот, что хочется спросить всех этих деятелей, рассуждающих о процветании в отрыве от украинского государства.

Но самое ужасное, о чем совершенно забывается в свете астрономических цифр грабежа, это то, что российская оккупация делает с людьми, оставшимися на Донбассе. Сегодня они трудятся в «серой зоне». Кто несет перед ними ответственность за соблюдение их трудовых прав, справедливое начисление заработной платы, охрану труда на опасных производствах? Захарченко? Плотницкий? Владимир Путин? Люди под властью террористических республик – рабы, на которых наживаются российские боевики.

Россия продолжает оккупацию украинских территорий, потому что ей это выгодно. Сегодня у РФ появилась надежда воспользоваться украинской собственностью для превращения Донбасса в фактор дестабилизации украинской экономики и украинского государства. Поэтому она занялась тем, что умеет лучше всего – использованием силы для попрания права собственника, порабощением людей и конечно же ложью, призванной прикрыть банальное великоимперское воровство.

Facenews

Натисніть на стрілку що б перейти до наступної сторінки

Оставить комментарий