Гибридная война России. Что пережила Украина

13

Это не локальный конфликт – это настоящая попытка переформатировать мировой порядок

Много лет понадобится для того, чтобы систематизировать весь объем информации о военной агрессии России против Украины, которая началась в 2014 году с аннексии Крыма. Сейчас каждый из нас должен быть украинским послом и делиться своим опытом с другими странами, которые оказались в зоне риска. К сожалению, наша экспертиза в этом вопросе приобретает для них реальную актуальность. Окопы гибридной войны проходят не только в Украине. Они проходят по всему миру, где бы вы ни были.

После обретения Украиной независимости в нашем государстве не были своевременно проведены необходимые реформы, что привело к уязвимости в начале войны с агрессором, стоило тысяч человеческих жизней, привело к потерям в экономической и финансовой сферах. 7% национальной территории оккупированы – Крымский полуостров и часть Донбасса. Число жертв превышает 10 000 жизней. 1,5 миллиона человек были вынуждены покинуть свои дома. Более 3 миллионов украинцев до сих пор проживают на оккупированных территориях. 25% нашего промышленного потенциала было потеряно (включая 80% месторождений природного газа и 10% портовой инфраструктуры).

Война имела разрушительное воздействие на нашу экономику. Мы потеряли 15% национального ВВП. Ежегодная инфляция в 2014 году составила 25%, а в 2015 году этот показатель вырос до пиковых 43,3%. Прямые иностранные инвестиции упали до уровня исторического минимума. Дефицит бюджета вырос до 14%. В начале 2015 года золотовалютные резервы уменьшились почти втрое — до $5,6 млрд. Гривна обесценилась, внезапно достигнув пятикратного падения стоимости.

Чтобы достичь такого «результата» агрессор использовал десятки экономических гибридных тактик, среди которых необходимо выделить торговую войну. В 2014 году Россия, будучи многолетним главным торговым партнером Украины, заблокировала всю двустороннюю торговлю. Понимая, что наши давние торговые партнеры находятся в бывшем СССР, включая Центральную Азию, Москва также заблокировала транзитные пути – все это с нарушениями двусторонних соглашений, а также многосторонних в рамках Содружества независимых государств и ВТО.

Действия агрессора привели к экспроприации всей государственной и частной собственности Украины на оккупированных территориях. Фактической экспроприацией также следует считать сознательное уничтожение или вывоз в Россию имущества предприятий Донбасса (таких как донецкий «Топаз» или луганский «Лугансктепловоз»).

Из-за строительства «крымского моста» Россия установила фактическую монополию на транзит через Керченский пролив и ограничила доступ в порты Азовского моря. Экономическая активность украинский в акватории этого моря – от рыболовства до геологической разведки – сдерживается незаконным воздействием со стороны вооруженного оккупанта.

В течение нескольких лет подряд Россия сознательно осуществляла сокращение поставок природного газа в зимний период, создавая, в первую очередь, риск для миллионов украинцев остаться без тепла в сильные морозы и подрывая стабильность работы украинской газотранспортной системы в целом.

В течение 2014 Россия также пыталась блокировать подписание и внедрение Договора о глубокой и всеобъемлющей зоне свободной торговли с Евросоюзом, чтобы не позволить Украине диверсифицировать торговлю.

Однако экономические тактики является лишь частью общей стратегии политической дестабилизации, в которой также нужно выделить несколько отдельных направлений. Прежде всего, это создание через российские средства массовой информации общей атмосферы недоверия и энтропии. В последние годы из эфира российских средств массовой информации можно узнать о том, что: Украина – это несостоятельное государство, не способное на эффективное управление; украинская политическая нация является радикальной и нетерпимой; Украина не является суверенным и независимым государством. На всех уровнях коммуникаций агрессора раздаются призывы изменить территориальное устройство и переписать Конституцию Украины. Россия тратит значительные средства на кампанию по дискредитации Украины в международных медиа, которая призвана отпугивать иностранных инвесторов от нашего государства.

Второе важное направление – это манипулирование политическим процессом. С помощью фейковых материалов в медиа Россия создает недоверие к избирательной системы Украины. В Москве также создано и постоянно освещается российской пропагандистской машиной украинское «правительство в изгнании». Также активно используются институты «мягкой силы» – образовательные, культурные, религиозные институты для создания искусственных конфликтов в украинском обществе.

Среди качественно новых гибридных угроз, с которыми столкнулась Украина в последние годы, одну из самых больших опасностей несли киберугрозы. В 2017 году мы подверглись наибольшей хакерской атаке на объекты промышленности и государственные институты (вирус Petya.А). Через российские «фабрики троллей» постоянно ведется дискредитация как отдельных фигур национальной политики, так и политического процесса в целом.

Важным также является глобальное измерение российской агрессии. Аннексия Крыма стала заявкой России на изменение статус-кво в мировом либеральном порядке. Под сомнение была поставлена работа международной правовой системы, которая не смогла адекватно и быстро отреагировать на действия России в Украине. Это, в свою очередь, дало новый толчок и «зеленый свет» всем антисистемным силам по всему миру.

Сегодня Россия продолжает использовать слабые стороны в глобальном устройстве и сознательно парализует его сильные части. Любую линию напряжения в глобальной политике Москва превращает в трещину, которую впоследствии сознательно доводит до разлома, а затем до линии фронта. Кроме ежедневных отчетов по украинскому фронту, мы наблюдаем эту тенденцию в Сирии и в других странах.

Из-за таких действий России цинизм и политическая коррупция стали основной темой глобальной политики. Москва системно занимается дезинтеграцией европейского сообщества, финансирует политические элиты от радикальных движений до бывших руководителей европейских государств.

Очевидно, все это тормозит глобальное развитие и возвращает мир к архаичному мировому порядку. Поэтому не должно быть никаких оправданий для отсутствия реакции на эту новую угрозу. Эта война реальная, она убивает и является разрушительной, она уничтожает единство и мир. Она делает будущее непредсказуемым.

Украина пережила активную стадию гибридной войны и выстояла. Благодаря проведенным реформам мы ожидаем рост ВВП в 2018 году на уровне 3%. Уровень инфляции в 2018 году снизился до 9%. Фактический дефицит бюджета в 2017 году уменьшился до 1,67%. Золотовалютные резервы выросли почти до $19 млрд. Банковская система прошла очистку и стабилизировалась. А прошлой осенью мы впервые за длительное время вернулись на международне рынки капитала, привлекли $3 млрд. и провели активную операцию с государственным долгом, чтобы обеспечить финансовую стабильность страны.

Таких результатов удалось достичь благодаря пониманию, что для победы над врагом недостаточно только сильной армии и современного оружия. Для победы над врагом нужны структурные изменения нашей страны и ее экономики, которых не достичь без системных реформ.

Мы также понимаем, что это не только наша война и не мы ее начинали. Просто так случилось, что мы живем на линии фронта. Между тем Россия втягивает в гибридную войну весь мир. Это не локальный конфликт – это настоящая попытка переформатировать мировой порядок. И чем скорее мировые элиты это поймут, тем раньше мы сможем остановить навязанное миру сползание в архаику. Цена промедления – человеческие жизни.

Источник

Оставить комментарий