Глава Коксохима в Авдеевке — о том, почему завод на грани остановки

0














Торговая блокада Донбасса повлияла на работу крупнейшего предприятия — Авдеевского коксохимического завода. Его гендиректор рассказал в интервью DW, к чему привел этот шаг Киева. Авдеевский коксохимический завод (АКХЗ) — одно из крупнейших предприятий Донбасса, входит в группу "Метинвест", главным акционером которой является Ринат Ахметов. Завод находится на подконтрольной Киеву территории. А уголь, который до конфликта доставляли на АКХЗ, сейчас добывается в самопровозглашенных "ДНР" и "ЛНР". Торговая блокада Донбасса окончательно остановила его поставки. О ситуации на предприятии и о том, в каком положении оказались его рабочие, рассказал DW директор АКХЗ Муса Магомедов.

DW: Как недавние боевые действия вокруг Авдеевки и торговая блокада Донбасса повлияли на работу завода?

Муса Магомедов: Третий и четвертый цеха завода остановлены, химический цех также не работает. У нас не функционирует сейчас система сероочистки, что тоже очень плохо. Это связано с рядом причин. Во-первых, нам не хватает электроэнергии, поступающей на завод только по одному вводу из четырех имеющихся. Во-вторых, у нас проблемы с количеством и структурой угля, так как он перестал поступать с неподконтрольных территорий.

Этот уголь был значительно дешевле, чем американский и австралийский, который мы используем. Поэтому увеличилась себестоимость продукции, что влияет на качество производства нашей металлургии. Именно из-за этих двух проблем мы работает только вполовину мощности — производим 5 тысяч тонн кокса в день вместо 10 возможных.

— Эта ситуация отразилась на условиях работы коллектива?
— До войны мы работали с показателем 8,5 тонн в сутки, но сейчас ситуация изменилась. Часть людей мы отправили в "простой". Это значит, что мы им платим 2/3 от заработной платы, но они пока не работают. Пока мы перевели в такой режим только 200 человек из запланированной тысячи. На сегодняшний день другие 800 человек привлечены к ремонтным работам. На заводе сейчас есть необходимость в ремонтных работах, но по их завершению, возможно, еще часть этих людей мы отправим в вынужденный отпуск.

Когда мы сможем из него выйти, зависит только от решения названных мной двух проблем — себестоимости и ремонта линий электропередач.

У нас было 4 линии ввода электроэнергии, но после эскалации конфликта в феврале этого года нам дали восстановить только один. Разрешение на ремонтные работы в большей мере зависит от решения "той" стороны (самопровозглашенной "ДНР". — Ред.).

— Когда мы с вами общались в сентябре прошлого года, вы сказали, что для производства используете американский и австралийский уголь. Это было связано с нестабильностью поставок с территорий самопровозглашенных "ДНР" и "ЛНР". Какова ситуация сейчас?

— Сейчас мы вообще не получаем уголь с неподконтрольной Киеву территории. Как только началась блокада, поставки прекратились совсем. Последний уголь, который был получен с той территории, мы использовали еще в феврале. Это, безусловно, влияет на себестоимость нашей продукции, что в свою очередь влияет на металлургию.

— Вы всегда были против прекращения торговли с неподконтрольными территориями. Ваше мнение не изменилось?

— Нам очень жаль, что получилось так, как получилось. Лозунг "Торговля на крови" не является релевантным, ведь оружие той стороной не покупается за деньги, заработанные от угольной промышленности. Они получают его бесплатно.

Натисніть на стрілку що б перейти до наступної сторінки

Оставить комментарий