Гордон: Вся эта группа, которая кочует по высоким кабинетам – воры, их идеология – бабки, их бог – стодолларовая бумажка

0














– Больше всего меня волнует вопрос: куда мы сейчас идем? Пугает то, что точка невозврата пройдена и в любой момент мы можем важнейшее потерять…

– Вопрос «куда мы идем?» волнует меня тоже, я думаю об этом каждый день, просыпаюсь с ним и засыпаю, он не дает мне покоя. У Салтыкова-Щедрина, если память мне не изменяет, есть хорошие слова: «Мы куда-то идем, куда-то ведут нас; но ни мы не знаем – куда, ни те, которые ведут нас». Нет у нас ни национальной идеи, ни курса, ни стратегии, ни тактики – есть сию­минутное движение в непонятном направлении. К сожалению, суммарное направление не определено, и вот это броуновское движение частиц хаотично.

Каждый человек во власти (хочу допустить, что не каждый, но все же именно так выражусь) озабочен только одним – быстрым набиванием карманов. Люди приходят на должности и посты, в основном заплатив за них деньги или будучи частью какой-то команды. У них задача – разбогатеть, пока не сняли, а дальше хоть трава не расти. Я убежден: об Украине никто не думает, будущее наших детей никого не волнует, и никого не интересует игра вдолгую – всем нужна быстрая, сию­минутная выгода.

Дмитрий Гордон беседует со Светланой Орловской в программе «Большое интервью». Скриншот: NewsOne / YouTube

– Но люди ведь должны понимать, что они останутся в Украине, их дети останутся, или они настроены только на мысль о том, что после всего соберут свои чемоданы и уедут в Европу, в Аме­рику? Так их там могут и не ждать…

– Я одного чиновника, очень серьезного, который являлся одним из руководителей украинского здравоохранения, спросил: «Скажи, вот ты живешь в нашей стране, дышишь жутким воздухом, пьешь жуткую воду. Если приболел, принимаешь хреновые лекарства, потому что на 90% это подделка, разбодяженные образцы западных препаратов. Ты ешь генетически модифицированную пищу, и дети твои едят то же самое и живут точно так же, как ты. Если с тобой что-то серьезное случится, как будешь лечиться – в этих больницах, которые из-за таких, как ты, находятся в ужасном состоянии?». Я, кстати, даже слов не могу подобрать, чтобы описать, что там творится! Вы были в наших больницах когда-нибудь?

– Да, была…

– В обычных?

– Конечно.

– Вот когда сходишь кого-то проведать в обычную больницу, где люди лежат в вонючих коридорах на продавленных сетках, еще и платят за это и не дожидаются квалифицированной помощи, а потом съездишь за рубеж, на нормальную больницу посмотришь, хочется душить этих чиновников, бить их, приговаривая: «Смотри, скотина, до чего ты людей довел!», понимаете? Тот чиновник ответил: «Я уеду лечиться за границу». Я спросил: «А если скрутит так, что туда не долетишь?». Он подумал и сказал: «Значит, судьба такая». «Общаясь со многими власть предержащими, я поражаюсь их ограниченности, необразованности и низкому интеллектуальному уровню. Это воровская шайка, причем население тоже недалеко ушло.

Общаясь со многими власть предержащими, я поражаюсь их ограниченности, необразованности и низкому интеллектуальному уровню. Это воровская шайка, причем население тоже недалеко ушло. Наша национальная идея сегодня – это украсть, и побольше

– Фаталисты… А я все-таки понять пытаюсь, чем они руководствуются, ког­­да все это делают и когда смотрят на то, что происходит в Украине. Рассчитывают на безнаказанность, набивая карманы деньгами? Вот на что они вообще в этой жизни рассчитывают?

– Я тоже над этим думал…

– Видимо, нам просто меньше думать надо…

– Нет-нет, думать нужно. Вы знаете, общаясь со многими госчиновниками, депутатами и власть предержащими, я поражаюсь их ограниченности, необразованности и низкому интеллектуальному уровню. Эти люди не в состоянии анализировать, понимать какие-то процессы, систематизировать знания, они, повторяю, озабочены одним – украсть. Это воровская шайка, причем вот что интересно: население от депутатов тоже недалеко ушло, и не надо снимать с него вину, потому что у нас и люди-то обычные – точно такие же воры.

Наша национальная идея сегодня – это украсть, и побольше, на разных уровнях – каждый крадет где может, потому что нет правил игры. Немцы тоже, допустим, ког­да-то ездили в трамваях без билетов, но Гитлер расстрелял в один день всех зайцев, и они до сих пор исправно платят за проезд. Я не говорю, что нужно расстреливать, – говорю о том, что пора ввести правила, которые должны соблюдать все, но даже это некому сделать: все заняты одним – наживой.

Наши националистические организации зачастую контролируются спецслужбами соседней страны, а именно России

– Дмитрий, «Свобода», «Национальный корпус», который из «Азова» вырос, и «Правый сектор» объединились, прошлись маршем единения, вошли в здание парламента и устами депутата Андрея Билецкого огласили ультиматум: мол, если не будут приняты соответствующие решения, нам хватит сил и решимости распустить Раду. Ну, ультиматум парламенту – дело понятное, у многих такая же позиция, но вот это объединение националистических сил: может ли оно привести к какому-то взрыву, когда это кому-то понадобится?

– Может быть вообще все. На моей памяти, в 1999-м в парламент Армении средь бела дня зашли люди с автоматами и расстреляли практически весь президиум – в частности, бывшего первого секретаря ЦК Компартии Армении Карена Демирчяна. Кто мог предположить, что такое произойдет? Никто. Может ли у нас случиться нечто подобное? Повторяю: может быть все – в политике, да и вообще в жизни, а что касается объединения националистов…

Любой руководитель любой спецслужбы вам скажет, что все националистические организации во всех странах создаются и контролируются спецслужбами, а если еще и спецслужбами других стран, то это вообще «гайки»! У нас как раз этот вариант: националистические организации зачастую контролируются спецслужбами соседней страны, а именно России, причем это касается не молодежи, которую используют втемную, а исключительно руководителей организаций. Они знают, что делают и зачем, для чего объединяются и когда надо разъединиться, с какой целью проводят марши и факельные шествия. У каждого их действия есть цель и есть последствия – конечно же, эти люди должны понимать меру своей ответственности.

Юлия Тимошенко и Олег Ляшко. Фото: rada.gov.ua

– Оппозиционные политические силы, такие, как, например, Радикальная партия Олега Ляшко, «Батьківщина» Юлии Тимошенко, глядя на свои рейтинги, заявляют о необходимости досрочных президентских, парламентских выборов. Пообщавшись с экспертами, я понимаю: досрочных выборов не будет, но электоральные настроения создаются, и это постоянный процесс. Смешной вопрос у меня: будет ли это способствовать эффективной работе парламента?

– Парламент эффективно работать не будет – это первое, и второе – у Верховной Рады, похоже, масса иных задач, кроме укрепления обороноспособности и усиления государства. Если вы считаете, что в парламенте думают о том, как сделать хорошо нам с вами, вы ошибаетесь. Будет ли следующий парламент в случае досрочных выборов лучше нынешнего? Нет, он будет еще хуже, потому что методы, благодаря которым люди попадают в Верховную Раду, настолько отвратительны (и в этом они будут совершенствоваться дальше), что на смену одним негодяям придут еще большие.

Теперь что касается количества депутатов. Ну хватит уже, 450 – это невозможно! Посмотрите, сколько парламентариев в Соединенных Штатах Америки, – для примера. Там, если не ошибаюсь, один член парламента на 600 тысяч человек населения. Нам то же самое нужно: 100, 120, 150 – достаточно, чтобы мы знали их в лицо, могли с них что-то спрашивать… Хотя какой с них спрос?

Для меня совершенно очевидно, что так называемый «мирный план» Артеменко написан в Москве

– «Мирный план» Артеменко (внефракционный народный депутат Андрей Артеменко. – «ГОРДОН») хочу с вами обсудить – не Андрея Артеменко как политика и его исключение из фракции Радикальной партии, а саму ситуацию, в которой возникают подобные «мирные планы». Можем ли мы сказать, что это определенные вбросы от людей, которые стоят за нашими политиками? Мол, надо как-то решить ситуацию на Донбассе, давят извне, давайте подскажем…

– Для меня совершенно очевидно, что так называемый «мирный план» Артеменко написан в Москве, – это российский почерк, российский след, и сколько бы Артеменко ни отпирался и ни рассказывал, как он будет презентовать его в Вашингтоне, все это для дураков.

Москва ведет против Украины гибридную войну, планирует вести ее и дальше, у них это хорошо получается, потому что пятая колонна пропутинская здесь процветает, имеет огромную поддержку, да и сама многочисленна. Люди, которые завербованы Москвой, находятся на ключевых должностях в армии, СБУ, МВД, министерствах, среди народных депутатов из этих ребят прос­то розарий, поэтому, о чем мы говорим? Кто-то вбрасывает – и все подхватывают: это мощная сплоченная команда, которая работает на другое государство – Россию.

– Смотрите: Артеменко сказал, что Олег Ляшко об этом плане знал, он был с ним согласован – Ляшко, конечно же, все отрицает. Как считаете, это просто пинг-понг словесный или он дей­ствительно все знал, а потом от этого плана решил дистанцироваться?

– Это не имеет никакого значения: знал Ляшко, не знал – все равно об этом не скажет правды ни он, ни Артеменко. Эти люди, депутаты наши, чиновники, привыкли правды не говорить, они практически всегда врут, а когда вдруг не соврут, сами удивляются, как так получилось, – это ведь им не свойственно. Ну, такая работа у них, такая профессия.

– Но когда-нибудь они скажут правду – когда это, например, будет необходимо для их победы?

– Нет, политики нигде и никогда не говорят правду – если бы говорили, люди, слушая ее, сошли бы с ума: это ведь невозможно! Когда ты окунаешься в какие-то подробности их закулисных игр, понимаешь: лучше этого не знать, не видеть, не слышать и даже никогда не проходить мимо, чтобы тебя, не дай бог, запахом не обдало.

Тех, кто хочет выехать с Донбасса, нужно вывезти, и прекратить платить пенсии тем, кто хочет жить с Путиным в сердце и в паспорте

– Ситуация с Донбассом – Запад наверняка будет на нас давить, и придется принимать какие-то решения. Кто будет их принимать и в каком направлении?

– У меня своя точка зрения по поводу Донбасса. Оттуда, по скромным подсчетам, уехало от полутора до двух миллионов человек, которые не желают в так называемых ОРДЛО (отдельные районы Донецкой и Луганской областей. – «ГОРДОН») оставаться. Конечно, там ос­та­ется много пенсионеров, больных людей, которых невозможно вывезти. Вот видите – вы чихнули, будьте здоровы, значит, правда… Их держат обстоятельства, могилы предков, чувство родины, в конце концов. Можем ли мы осуждать людей за то, что к ним в дом вдруг пришла орда, которой они не рады? Нет, не можем.

Вместе с тем я считаю, что Донбасс в составе Украины сегодня невозможен, от него нужно отгородиться забором. Тех, кто хочет выехать, вывезти: есть финансовые доноры, немцы те же, другие европейцы, они дадут деньги, и нужно быстро построить этим людям жилье, дать работу и прекратить платить пенсии тем, кто хочет жить с Путиным (президент РФ Владимир Путин. – «ГОРДОН») в сердце и в паспорте, – вот мое мнение.

Я не верю, что сегодняшний Донбасс может интегрироваться в Украину, не верю в выборы на Донбассе, в минский формат и прочие подобные договоренности. И не верю нашим западным партнерам, которые навязывают нам неприемлемые для Украины вещи, – они по своим каким-то канонам живут.

Сейчас исполняется три года оккупации Крыма, но «зеленые человечки» уже в крымском парламенте были, а ЦРУ утверждало: «Вторжение России невозможно – не подвезли полевые госпитали». То есть в понимании американцев, чтобы идти в наступление, нужно госпитали подвезти: вдруг будут раненые, убитые… Они понять не могут, что россияне вообще не считают людей, им все равно, сколько жертв: «Какие госпитали? Пошли вперед – и все!». Эти различия в ментальностях не дают нашим западным друзьям оценить степень угрозы, которую Россия представляет.

– А с другой стороны, на кого нам рассчитывать, если не на Запад? Если наши политики врут и о нашем государстве не думают, люди не ориентируются, кому верить? Мы что, получается, обречены?

– Нет, не обречены. Я абсолютно убежден, что в результате все будет хорошо. Когда при власти еще был Янукович (беглый экс-президент Украины Виктор Янукович. – «ГОРДОН») и стоял Майдан многотысячный, я за кулисами лидерам Майдана говорил: «Валите Януковича быстрее, он шатается – смотрите, сколько за вами людей!». Они отвечали: «Нет, ты не понимаешь!», Яценюк (экс-премьер-министр Украины Арсений Яценюк. – «ГОРДОН») руками махал: «Ты что? Его надо ослабленным до 2015 года довести, сейчас снять нельзя!», но я понимал совершенно четко, что над нами историческая закономерность висит, все предопределено, Янукович не удержится. Точно так же, вследствие исторической закономерности, я понимаю, что не удержится и Путин – ничего у него не выйдет!

От Украины сейчас мало что зависит, честно говорю – думаю, что больше, как ни странно, от господина Трампа (президент США Дональд Трамп. – «ГОРДОН») зависит, потому что ситуация, смотрите, как интересно развивается. Вот, казалось бы, Майкл Флинн, его советник по национальной безопасности. Дочь у него на Russia Today работает, он сидит с Путиным на праздновании годовщины Russia Today за од­ним столом, близкие отношения с пос­лом России в США Сергеем Кисляком поддерживает, телефонные переговоры с ним ведет.

Дональд Трамп. Фото: ЕРА

И мы понимаем, что все, Тиллерсон (госсекретарь США Рекс Тиллерсон. – «ГОРДОН») – с одной стороны, госсекретарь Флинн – с другой, Трамп тоже говорит, что с Россией надо налаживать отношения, – неужели все закончено? И вдруг эта система сдержек и противовесов, эта хваленая американская демократия показывает зубы – и Флинна через неделю после назначения снимают, а вместо него ставят мощного «ястреба», который с Россией будет разговаривать совершенно другим тоном.

Понимаете, как принимаются решения? Утром президенту Трампу приносят бумагу – ЦРУ и ФБР, там свежие и важные новости, касающиеся нацбезопасности Соединенных Штатов. Если нашим президентам такую бумагу принесут, они знакомятся с ней и откладывают, а там – нет, там ты должен расписаться, что прочел, и если в бумаге есть информация, что Путин в отношении твоего государства сделал что-то не то, а ты, президент Трамп, ознакомился и не отреагировал, тут же создают комиссию в Сенате и начинают тебя торбить.

У тебя нет выбора, ты идешь по узкому коридорчику, который отцы-основатели Соединенных Штатов и многолетняя история этой страны выстроили, и, чтобы удержаться на своем посту, будешь Путина и Россию как следует встряхивать постоянно, иначе тебе скажут: «А-а-а, так это правда, ты с ними, они тебе помогали? Ты же там еще в 1987 году был…». Дональд Трамп будет делать все, чтобы о нем так не говорили, а если не сделает, может запрос­то получить импичмент.

Я был маленьким, но помню 1974 год – импичмент президенту Ричарду Никсону. Получил – и все, Джеральд Форд, вице-президент, стал президентом. Ничего страшного не произошло, сменяемость была мгновенная – из-за Уотергейтского скандала, но то были разборки между двумя партиями, демократами и республиканцами, а здесь речь об организованной группе в руководстве Соединенных Штатов, которая может пренебречь национальной без­опасностью США в угоду интересам государства-противника. Страшное дело!

В 2008-м я свято верил, что Янукович уже под плинтусом и никогда не то что государство не возглавит – вообще не поднимется, а Кернес сказал: «Ты не понял – этот народ должен схавать зека»

– Как вы считаете, какие шансы у По­рошенко пойти на второй президентский срок?

– Я считаю, что шансы и есть, и нет. У нас очень непредсказуемая страна. В 2008 году у нас с Геннадием Кернесом (мэр Харькова Геннадий Кернес. – «ГОРДОН») был спор: я свято верил, что Янукович под плинтусом уже находится и никогда не то что государство не возглавит – вообще уже не поднимется, а Кернес, которого я считаю очень умным человеком, сказал: «Ты не понял – этот народ должен схавать зека». Это была его фраза – он не даст мне соврать, и наш народ схавал зека, он его выбрал – дважды судимого!

…Когда я спросил у Леонида Макаровича Кравчука: «Вам, отцу украинской независимости, не стыдно, что президентом у нас стал дважды судимый зек?», он ответил: «А почему мне должно быть стыдно? Я за него не голосовал. Это нашему народу должно быть стыдно, который его выбрал».

– Как раз в тему вопрос: при каком пре­зиденте народу Украины жилось луч­­ше всего?

– Вы знаете, если быть справедливым, то такая эра затишья и спокойствия у нас была при Леониде Даниловиче Кучме, который принял страну в очень тяжелом состоянии – экономика была в жутком упадке, все было плохо, но в результате в 2005 го­ду, когда Кучма сдал страну Ющенко (экс-президент Украины Виктор Ющенко. – «ГОРДОН»), у людей уже были деньги, люди расправили плечи.

Кстати, экономически Украина лучше всего чувствовала себя именно при Викторе Андреевиче – в 2007–2008 годах до кризиса. Любой бизнесмен подтвердит, что это были лучшие годы: Ющенко занимался разборками с Тимошенко, им обоим было не до бизнеса, бизнес развивался сам по себе и весьма преуспел. Саморегуляция была прекрасная, налоговой никто не видел, политики грызлись между собой, а люди делали деньги.

– Ну, сейчас иная ситуация… Считаете ли вы кощунством то, что наши парни гибнут на войне, а наше правительство торгует с Россией?

– Это даже не кощунство – другое слово надо подобрать. Это ужас! Вот просто представьте себе: 1942 год, в Москве сидит Сталин и торгует углем с Донбассом, в котором находятся немцы, – могло ли такое быть?

Когда на коврике в подъезде куча дерьма лежит, лампочки разбиты и слово из трех букв на стенке написано, – это не Порошенко сделал, и даже не Яценюк

– Сейчас вопрос о торговой блокаде Донбасса задам. Нас правительство аргументами убеждает: мол, на этой территории находятся наши предприятия, которые зарегистрированы в Украине и платят в бюджет налоги – около 32 миллиардов гривен…

– Ха-ха-ха! Вот так я отвечу.

– Эту блокаду дальше поддерживать?

– Не знаю. С одной стороны, какая торговля? – а с другой – давайте блокаду Крыма вспомним. В Крыму же наши люди, и мы его вернем по-любому, я на 100% уверен. Да-да, пусть даже те, кто ждет там советских праздников, чтобы попеть песни об СССР, не надеются, что Россия удержится в Крыму, – этого не будет. Там, повторяю, наши люди, а мы начинаем их блокировать – не давать им воду, свет… Что они думают при этом? «Мало того что вы нас сдали или продали (со временем разберемся, что и как), так вы еще без света и воды нас решили оставить?».

Допустим, я живу в Крыму, люблю Ук­раину, я крымский татарин и не могу оставить свой дом – что мне делать? Я вернулся в Крым с большим трудом из ссылки, куда меня запроторил сталинский режим: пришли среди ночи, весь крымскотатарский народ погрузили в вагоны для скота и вывезли куда-то в Среднюю Азию. Мы там, вся семья огромная, 15 человек, Десятилетиями откладывали по копейке и мечтали возвратиться домой, в Крым. Переехали в начале 1990-х, построили дом, обустроили быт – и вдруг нас опять куда-то? Артеменко предлагает сдать Крым в аренду – с кем, с людьми? Это что, как с крепостными, что ли? А население, которое там живет, спросили, хотят ли они к кому-то в аренду? У нас уже души арендовать пытаются!

– Во всем ли, что происходит, виноват Петр Порошенко (президент Украины Петр Порошенко. – «ГОРДОН»)?

– Во всем виноваты мы, каждый из нас, начинать нужно с себя. Когда выходите из квартиры в подъезд – и на коврике куча дерьма лежит, это не Порошенко сделал, и даже не Яценюк: это мы сами, и когда лампочки разбиты, и когда слово из трех букв на стенке написано, это тоже не Петр Алексеевич. Я не снимаю с президента ответст­венности за то, что происходит в стране: он первый в ответе за все, но всегда нужно начинать с себя.

Петр Порошенко. Фото: ЕРА

– Часто слышу от людей, что если выборы объявят, очередные или внеочередные – неважно, альтернативы нет, выбрать не из кого, и вы сегодня сказали, что новый парламент лучше не будет, место одних негодяев другие займут…

– Не просто другие – еще худшие!

– То есть ситуация безвыходная: и этих терпеть нельзя, и новых взять не­где, потому что хороших людей во власть не пускают…

– Конечно. Есть у «Наутилуса Помпилиуса» песня прекрасная: «Скованные одной цепью, связанные одной целью…». Вот эта вся группа, которая кочует из года в год по высоким кабинетам, – это они и есть, скованные одной цепью и связанные одной целью. Цель понятна – грабеж.

– Они всегда между собой договорятся?

– Да, причем договор примерно такой: «Ты же при том президенте у меня отжал? Теперь свое я заберу, но за то, что отжал, дай еще». Разговор на таком языке ведется. Они воры все – привыкли отжимать, устраивать рейдерские захваты, красть. Что такое «заработать», как голову приложить, систему наладить, не понимают, знают одно: государственное плохо лежит – украду и откаты какие-то сделаю. Они все одинаковые и очень хорошо друг друга понимают, у них нет идеологии. Точнее, есть, но их идеология – бабки, их бог – стодолларовая бумажка, и когда они стоят в церкви и истово крестятся-молятся, не верьте: эти люди молятся только доллару. Ну и евро еще…

В Киеве есть целые группировки депутатов, которые «доят» застройщиков, отжимают участки… Это и есть депутатский бизнес – вот таким говном люди занимаются

– Дмитрий, но в этот парламент попало немало активистов – вы считаете, они тоже этот вирус подхватили?

– Я, будучи депутатом Киевсовета, столкнулся с так называемыми активистами. Не хочу говорить обо всех, сразу скажу: я лишь о тех, с кем столкнулся. Вот смотрите: ходят от стройки к стройке полчища активистов. У меня сразу вопрос: на что они живут? Ну, ты активист, дни и ночи на стройплощадках проводишь, не даешь строительство запустить – кто тебя содержит?

На этот вопрос они не могут ответить. Почему? Потому что большинство так называемых активистов – это пособники рейдеров, рэкетиров и так далее. Я могу рассказать, как депутаты Киевсовета и Верховной Рады «навещали» застройщиков.

Скажем, человек собирается строить здание, все документы имеет. К нему приходят и говорят: «Дай 50 тысяч долларов». Он возмущается: «Пошли отсюда!». – «Хорошо». На следующий день возле стройки полно активистов, полусумасшедших бабушек, которых за идею или за пару копеек туда подтянули, – многие даже рядом не живут. «Не дадим построить здесь дом!». В конце концов застройщику это надоедает: «Ладно. 50 тысяч? Я дам». – «Не-е-ет, – ему говорят, – уже 100! Мы же поиздержались, людей вывели. Ты сопротивлялся, заставил нас утруждаться…». И люди дают – я знаю такие примеры, знаю фамилии и об этом писал, эти фамилии на­зывал. В Киеве есть целые группировки депутатов, которые занимаются вымогательством и рэкетом – «доят» застройщиков, отжимают участки…

– Мы о депутатах местного уровня говорим?

Натисніть на стрілку що б перейти до наступної сторінки

Оставить комментарий