Гривна первой «пойдет под нож»

1














​Сегодня в Украине практически все активы быстро дешевеют, опускаясь до уровня лихих 90-х.

Да, вокруг всё очень дешево, но я б, на месте инвесторов, серьезно задумался перед покупками второй раз подряд наступать на те же самые грабли. К тому же сейчас ведущие аналитики рассматривают временное укрепление гривны как коррекцию к её новому периоду ослабления. Говорят эксперты так: гривна очень перекуплена, а доллар сильно перепродан. Плюс наша долговая нагрузка продолжает расти. Всё идет к тому, что будем штурмовать 28 гривен, а дальше тридцать. Следовательно, болтанка в узком коридоре скоро закончится.

Выходит, гривна первой пойдет под нож, т.е. начнется очередной виток девальвации. А как свидетельствует горький опыт последних лет, макроэкономической стабилизации Кабмину еще не скоро удастся добиться . Что делать, чтобы исправить данную ситуацию? Надо задействовать все рычаги, а их основных два — структура госбюджета и структура налогов — чтобы повернуть Украин у на путь экономического развития. Но кто это будет делать? Компетенции у правительства и Верховной Рады хватит?

Вряд ли, если уже даже недостроенный ракетный крейсер « Украина », который должен был стать гордостью нашей научной мысли и военно-морских сил, решили за долги продать с молотка на металлолом. Пожадничали политические лидеры и крупные чиновники даже потрясти свои «золотые матрасы». Вот и градоначальнику Виталию Кличко скоро придется распродавать «фамильное серебро» Киева. Думаю, для киевлян не осталось незамеченным громкое заявление мэра 23 марта на заседании Киевсовета о том, что метро в нашей столице может приостановить свою работу из-за неподъемных долгов.

«Угрожающая ситуация сложилась вокруг долга «Киевского метрополитена», счета которого… арестованы по решению суда. Нас заставляют оплатить старые долги, которые кто-то брал», — отметил градоначальник и призвал обратиться в Верховную Раду, Кабмин и СБУ, чтобы инициировать рассмотрение данного вопроса на заседании СНБО. А ведь давно пора знать Виталию Кличко, что дефицит текущего счета фактически означает жизнь не по средствам и финансируется за счет распродажи государством своих активов и/ или за счет притока иностранного капитала.

Поэтому не жаловаться надо меру Киева на попередников, а эффективно работать с инвесторами. И надо сознаться, что нас по-прежнему отличают дорогие кредиты, высокие издержки и низкая квалификация специалистов. Более того, сейчас на украинском рынке присутствует спекулятивный, а не инвестиционный спрос. Отбросив политические изыски, многие народные депутаты и эксперты стали рубить горькую правду о том, что правительство и руководство НБУ не может и не знает, как поддерживать довери е к гривне и к банковской системе .

Конечно, банковский сектор Украины переживает далеко не лучшие времена. Ряд финансовых аналитиков отмечают, что по итогам прошлого 2016 года был зафиксирован рекордный по размерам убыток – почти 6 миллиардов долларов США. И в этой огромной цифре – более 0,5 млрд. долларов потери украинских банков с российским капиталом Сбербанка, Проминвестбанка, ВТБ, БМ Банка и VS Bank , которые сегодня активно ищут покупателей на свои активы. К тому же, как известно, Президент Петр Порошенко с 16 марта ввел в действие против этих кредитных учреждений санкции в соответствии с решением СНБО. Этими санкциями предусматривается запрет на операции в пользу материнских банков и выплату дивидендов, в т.ч. предоставление межбанковских кредитов, депозитов и покупку ценных бумаг.

И вот 28 марта мы узнали, что консорциум инвесторов, представляющих латвийский Norvik Bank и белорусскую частную компанию Саида Гуцериева, договорился о покупке украинской «дочки» Сбербанка. Правда, в НБУ еще не получали соответствующих документов на приобретение существенного участия. Но, откровенно говоря, большие сомнения в том, что данные инвесторы будут вкладывать достаточно ликвидности в развитие этого кредитного учреждения. С коллегами мы обсуждали совсем иные варианты развития событий вокруг приобретения этих банковских активов.

Например, в числе претендентов на «дочку» Сбербанка называли бывшего народного депутата Николая Мартыненко, которому принадлежит Запорожский абразивный комбинат. Вроде бы он собирался купить весь кредитный портфель у «Сбербанка» с последующей его перепродажей «Укргазбанку». Еще был один претендент – это известный предприниматель из Харькова Александр Ярославский, которому в середине жирных «нулевых» принадлежал «Укрсиббанк». Поэтому, не зная местных особенностей и трудностей на финансовом рынке, новым иностранным инвесторам трудно будет справиться с такой очень неприятной проблемой — оттоком вкладов. А это ни много, ни мало – свыше 400 млн. долларов США в украинской «дочке» Сбербанка.

Кто и как теперь будет успокаивать вкладчиков коммерческих банков? Какими будут показатели соотношения ликвидных активов и кредитного портфеля по отношению к объемам депозитов? Что будут делать с кредитами, выданными в иностранной валюте компаниям, расположенным в восточной части Украины (в т.ч. и предприятиям, находящимся на не подконтрольных территориях Донецкой и Луганской областей)? Вопросы актуальные, сложные и их можно долго продолжать называть. Только бы этот переходный период не сильно ударил по гривне и в целом по банковской системе Украины. Однако, если не удастся избавиться от проблемных активов, то потери банков могут оказаться намного значительными.

Итак, проблем много и разных. Наша банковская система, к сожалению, убыточна, и убыточна уже второй год подряд. И это отражение тяжелейшего положения во всех отношениях в реальном секторе экономики страны, где потенциальная стоимость активов постоянно уменьшается. Также есть огромный госдолг Украины, который нужно обязательно обслуживать. Кабмин Владимира Гройсмана эту проблему решает довольно просто: рост цен съедает реальную стоимость долгов. Но всё это и вышеперечисленные проблемы имеют сильное долгосрочное влияние на украинский рынок. Тем не менее, нынешняя финансово-экономическая политика похожа у нас на скакуна, которому дают команду: «Вперед в Европу!», а ноги у скакуна связаны. Ноги связаны.

Потому что у власти до сих пор нет одной единственной вещи – нет Стратегии достижения поставленной цели. А без этого все действия власти и общества превращаются в обычную мечту. В Евросоюзе это, конечно, понимают, поэтому чуть ли не из-под палки заставляют Верховную Раду принимать определенные законы, а у нас наверху по-прежнему не хотят признавать того, что нынешние угрозы для Украины очень серьезные и долговременные. Нужна Стратегия! Европейцы за нас её не напишут. И тем более не будут заниматься её реализацией. Что делать? Выход один – самим готовить долгосрочную стратегию финансово-экономического развития. Иначе, предстоит еще туже затягивать пояса, сознавая, что лучшие годы мы уже прожили.

Facenews

Натисніть на стрілку що б перейти до наступної сторінки

Оставить комментарий