Исповедь разочарованных

0














​Третий год подряд соцсети становятся кабинкой для исповедей. Люди пишут о том, что их мечта предана и растоптана.

Что одномоментных перемен не случилось. Что идеалы Майдана отодвинуты на обочину. Что политики воруют, а чиновники саботируют. И каждый такой пост обнаруживает в своем авторе человека, который верит в то, что история – это набор дат и событий.

Хотя на самом деле, история – это логика процессов. Которые последовательны как времена года. И если история чему и учит – так это невозможности саму себя обхитрить.

Украинский Майдан не был революцией просто потому, что у революции есть не только четкая повестка, но и люди, которые ее затем реализуют. А украинский Майдан был скорее восстанием против попытки узурпации власти. Но объединение по принципу «против» совсем не то же самое, что объединение по принципу «за». И потому, все, что происходит сегодня в Украине – абсолютно закономерно.

Можно поменять обстоятельства жизни в стране – но нельзя быстро изменить общество. Это процесс, который растягивается на десятилетия. Мы часто судим о стране по аудитории фейсбука, но это ошибка. Украина соцсетей стояла на Майдане, записывалась в добробаты и волонтерила на фронте. Но ее доля вряд ли выходит за рамки условных 15%. И за этот электорат сегодня борются как минимум три политические партии.

А вся остальная страна хочет простого и понятного. Конца войны. Достатка. Уверенности в завтрашнем дне. Проблема в том, что в воюющей стране все эти вещи – точно такая же утопия, как и мечта об одномоментной трансформации государства. И в этом смысле люди с майдана и люди у телевизора совпадают в главном. В своих завышенных ожиданиях.

С одной стороны, именно завышенные ожидания создают тот самый запрос, который заставляет страну эволюционировать. Но в тот момент, когда завышенные ожидания из пространства стратегического планирования перекочевывают в пространство тактического ожидания – начинается фрустрация. Одно дело – стремиться к тому, что Украина в какой-то момент сможет вступить в ЕС. И совсем другое – надеяться на то, что это случится через пару лет.

Та же идея евроинтеграции тоже становится во многом заложницей этих ожиданий. Общество неоднородно, для кого-то эти идеалы ценны сами по себе – из-за общего духа свободы, которым они пропитаны. А для кого-то они инструментальны и, в первую очередь, восприниматся как способ достижения «европейского качества жизни». Но в том и проблема, что не существует некоего общего и универсального для всего европейского континента «качества жизни».

Мы часто сравниваем Украину с Польшей. Сопоставляем зарплаты, социальные гарантии, качество медицины и образования. Западный сосед в этом контексте привычно подается как некий образец для подражания, как ролевая модель, к которой следует стремиться. Но при этом в самой Польше (как и во многих других странах восточной Европы) царит точно такая же фрустрация насчет того, что западная Европа для них остается недостижимым идеалом.

Натисніть на стрілку що б перейти до наступної сторінки

Оставить комментарий