Коррупция в земельной сфере. Часть 4 и заключительная. Итоги и комментарии

0














Гран-прі ІІІ Національного конкурсу на кращі журналістські
розслідування — отримав цикл статей про корупцію в земельній сфері «10
соток наглости», «2 гектара наглости», «100% наглости», «Цветы, овации,
занавес… Коррупция в земельной сфере» Олександри ВЕСНИЧ, журналістки
газети «Панорама» (Суми).

Олександра ВЕСНИЧ

За время каденции нынешнего депутатского корпуса мы стали свидетелями бесплатного выделения в собственность сотен земельных участков и целых улиц. Граждане с известными фамилиями получают землю быстро и безболезненно, в то время как другие горожане, обрабатывающие свои наделы не один десяток лет, безуспешно пытаются оформить право собственности. В этой части земельного расследования мы опросили чиновников и депутатов, непосредственно участвовавших в земельных схемах. Ожидалось, что они будут отрицать наличие коррупционных связей и своё участие в них. Однако под давлением фактов земельные менеджеры лишь подтвердили простую истину: земля в городе Сумы — предмет торга и заработка. 

Владимир ШИЛОВ, председатель земельной комиссии в 2006–2007 гг., БЮТ.
 r: К Вам было много претензий по торговле земельными участками? 
В.Ш.: Кто такое сказал — приведи мне того человека. Хотя бы один, с кого я получил копейку?! Поэтому я и ушёл с должности — меня не убрали. Я крайне самодостаточный человек, чтобы не размениваться на какие-то деньги. Моя совесть чиста. Что такое депутат? Это статист. У комиссии — рекомендательный характер работы. Нам приносят папки с градостроительным обоснованием — все документы собраны. Подписывают компетентнейшие люди. Они и несут ответственность. 

r: Как появлялись целые улицы? 
В.Ш.: Как обычно, люди искали участки сами. А как они сбивались в коллективы — мне это неинтересно. 

r: Вам предлагали деньги? 
В.Ш.: Нет, зато угрожали много. Те, кто угрожал, по сегодняшний день не получили землю. Почему не обратился в прокуратуру? Потому что попробуй доказать что-нибудь. Последствий не будет. У нас очень коррумпированная страна.

Юрий БРАТУШКА, председатель земельной комиссии в 2008–2009 гг., БЮТ:
Когда я пришёл на должность, столы были завалены делами: первая сессия, вторая сессия, граждане и т.д. Сейчас у нас всё горит в руках. Когда-то было время, что мы пришли — рассматривать нечего. Всё то, что было предоставлено управлением земресурсов на последней комиссии 15 сентября, было принято, кроме двух вопросов — нужны ещё какие-то заключения. Как происходит процесс выделения земли? Есть пять выводов — какие у меня основания не пропускать? Не могу же я оставить фамилию Иванова, а Забияку выбросить? 

r: А Ваша позиция как депутата? 
Ю.Б.: Получить могут все. Как глава комиссии, я должен руководствоваться чувствами или законом? А ты меня просишь руководствоваться чувствами.

r: Ул. М.Рыльского, где получил Забияка, — такой участок могут все получить? Центр города… 
Ю.Б.: Не скажу, что это шикарный район. Там проходит канализационная труба посередине. Давай так. Посмотрим, когда люди оформят акты, что там будет делаться. Там никто строить не начнёт. Что там будет — не знаю. Но я бы туда не пошёл.

r: Они будут продавать землю? 
Ю.Б.: Возможно. Или заключать договора суперфиции. Хотя вряд ли Забияка будет продавать… В его положении было бы стыдно зарабатывать. Надо строить. Поэтому может, и на жену взял. Я Владимиру Панченко одно время задавал вопрос: что там будет на Юбилейной? Многоэтажка? Он сказал — нет. Я не настолько наивен, чтобы верить всем словам. Может, через год-два у него поменяется мнение… 

r: Но простой человек не может взять участок? 
Ю.Б.: Ну, по М.Рыльского, может быть, так и случилось. 

r: По ул. Луначарского? 
Ю.Б.: Там нет ни одного депутата, хотя мне предлагали.

r: Там есть ваши однопартийцы — например, родственница Владимира ТОКАРЯ, председателя облсовета. 
Ю.Б.: Я делал анализ за всю нашу каденцию и посмотрел, что количество фамилий знакомых по отношению к фамилиям незнакомым — порядка 15%, не более. Поэтому, сказать, что выделяется только депутатам, нельзя. 

r: А как же подставные лица? 
Ю.Б.: Этого никто не докажет. 

r: Откуда все эти люди узнали о свободной земле? 
Ю.Б.: Все вопросы к разработчикам. Кто-то делает градостроительное обоснование, кто-то его заказывает. От землеустроительных фирм приходили градостроительные обоснования без фамилии заказчика, но согласованные, подписанные, и с пакетами документов. А потом каким-то образом там появляются люди. 

r: Получается, чтобы получить земельный участок, человеку нужно идти не в горсовет, а в частную фирму? 
Ю.Б.: Получается, да. Частные фирмы гораздо быстрее крутятся. Это бизнес. Они получают деньги за разработку и сами ищут себе клиентов. Уже есть некоторые подозрения, кто этим занимается. Они и раньше этим занимались, те же самые. Но если приходят такие документы без фамилии заказчика, это всегда вызывает интерес. 

r: Вам предлагают деньги за участки? 
Ю.Б.: Нет, мне предлагают участки. Землеустроители, разработчики предлагают. Деньги не предлагают. Они говорят: один участок — пожалуйста. Кандидатуру дайте.

Дмитрий СИДЕНКО, председатель земельной комиссии в 2007–2008 гг., БЮТ:
Всё очень просто. Схема, обрисованная в ваших предыдущих статьях, очень правильная. У каждой улицы есть свой куратор — человек, который задумывает её создание. Это может быть любой человек, у которого есть связи для решения этого вопроса. Так как вся информация сосредоточена либо в кадастре, либо в архитектуре, а кадастр от горсовета отсечён, то всегда всё сосредотачивалось в архитектуре. Единственный, без кого нельзя обойтись в этой схеме, — это главный архитектор. Без его подписи нельзя «разлинеить» улицу — без его подписи она не может появиться. Земресурсы при прошлом горсовете больше управляли этим процессом, а сейчас это в архитектуре. 

На стадии зарождения идеи есть поле в черте города — тут можно нарезать улицу. Человек идёт в архитектуру, берёт выкопировку, смотрит сети, любой землеустроитель её расчерчивает, согласно кадастру нарезает участки, потом просто присваивают адрес, заверяют у главного архитектора градостроительное обоснование — вопрос решён. 

r: Простой человек может так же поступить? 
Д.С.: Нет. Он просто не попадёт к главному архитектору с таким вопросом. Надо иметь тесные хорошие взаимоотношения с чиновниками — начальником земельного управления, главным архитектором либо с кем-либо из депутатов, который может иметь влияние на главного архитектора, заммэра и т.д. Круг достаточно широкий, куда входят все т.н. уважаемые люди. Это на тот момент, когда мы работали. Как сейчас — не знаю. Вы же видите, продуктивность сильно упала — фактически две-три улицы на Нахимова создали, не генерируют новых. Причины — раздробленный горсовет, продолжается деградация системы управления. Депутаты более-менее насытились землей, тяжело поднять их на голосование, только улица Луначарского проскользнула, как стрела, за счёт консолидированных усилий мэра, БЮТа, «Дозора», потому что все были завязаны в этом вопросе.

r: Какова была Ваша позиция как председателя? 
Д.С.: Когда ещё начал обсуждаться проект Дмитрия ЛУКЬЯНЦА, я сказал, что вариантом решения вопроса могло бы стать полное прекращение бесплатной выдачи земли. Потому что всё, что бесплатно, — это сразу коррупция. Бесплатно только на бумаге. Кто имеет доступ к подписи главного архитектора, к информации, тот и выигрывает. Ограниченный ресурс не может быть бесплатным — это аксиома. 
Моя принципиальная позиция касалась коммерческой земли. При мне фактически эти вопросы перестали проходить. Если при Шилове летели со скоростью звука… Из-за этого я и «сгорел». По ИЖБ позиция была более мягкая. Было достаточно сильное желание всего депутатского корпуса — каждому получить по участку. Фактически мы и работали над этим. Это не был один депутатский массив. Но так или иначе, депутаты обращались, узнавали через земресурсы, через архитектуру, что чертится где-то, потом приходили к нам. 

Натисніть на стрілку що б перейти до наступної сторінки

Оставить комментарий