Москвичей сносят ОМОНом и бульдозерами

1














Задолго до масштабной программы по сносу жилых домов в Москве началась другая — по ликвидации гаражных кооперативов, появившихся в советское время. 15 мая на участке рядом с проспектом 60-летия Октября в Москве начался снос расположенных там гаражей.

Чтобы их владельцы, которые утверждают, что имеют все необходимые документы на недвижимость, не помешали, пришлось задействовать ОМОН; сами гаражники утверждают, что строения сносились вместе со всеми хранившимися там вещами, пишет Медуза.

Таких случаев десятки — причем на месте уже снесенных гаражей нередко появляются просто заасфальтированные пустыри. По просьбе «Медузы» Ирина Кравцова попыталась разобраться в этой истории.

О том, что ее гараж, расположенный в гаражном комплексе на проспекте 60-летия Октября в Москве, через несколько часов снесут, инвалид третьей группы Вера Бутырская узнала, когда ей утром 15 мая позвонили соседи по стоянке. В это время сотрудники ГБУ «Жилищник» уже срезали ворота гаража.

Бутырская рассказывает, что она сразу позвонила в полицию с требованием засвидетельствовать противоправные действия — там ей ответили, что наряд уже на месте. Через час к гаражу подъехала и сама владелица. «Несмотря на то что там стояла полицейская машина, половину моих вещей уже растащили», — говорит она. По словам Бутырской, в гараже хранилось специальное оборудование и медицинская техника ее семьи (инвалидность есть не только у нее самой, но и у ее матери и мужа), а также новая двуспальная кровать, ортопедический матрас и другие вещи. К тому моменту, как женщина оказалась у гаража, кровати и матраса в нем уже не было.

Бутырской стало плохо, и ее соседи по гаражу вызвали скорую — но машина не смогла до нее добраться: ей преграждала путь строительная техника. Приехавший на место событий замглавы управы Академического района Геннадий Токанов подошел к женщине и лично пообещал ей, что ее гараж будет опечатан и не будет снесен, пока она не вывезет свое имущество (Токанов подтвердил «Медузе», что давал Бутырской это обещание). Пробыв у гаража до восьми вечера, на следующий день Бутырская позвонила в ГБУ «Жилищник», чтобы выяснить, предоставят ли ей машину для вывоза вещей, как обещал чиновник; там ей сказали, что это произойдет 18 мая.

Уже 17 мая Бутырской снова позвонили знакомые по стоянке — и сообщили, что ее гараж (и все гаражи в этом ряду) все же снесли. Приехав на место, женщина обнаружила руины и валяющиеся на земле осколки кафельной плитки и ламината — их она недавно купила, чтобы делать ремонт в квартире оставшегося сиротой внука. Обещанная Токановым машина приехала на следующий день.

Снос без объяснений

В брежневские времена на территории, где теперь находятся гаражи, был расположен таксопарк. В конце 80-х, когда таксопарк уже давно не работал, люди строили здесь гаражи на собственные средства — один из них, пенсионер Сергей Логачев, вспоминает, что это обошлось ему примерно в 800 рублей (при средней советской зарплате в 150 рублей). В 1990 году исполком Черемушкинского райсовета передал земельный участок под гаражи в пользование региональной общественной организации «Московский городской союз автомобилистов» (МГСА); через шесть лет распоряжение префекта Юго-Западного округа Москвы подтвердило это решение, и участок был передан МГСА. На основании соответствующего договора собственники и пользовались гаражами 27 лет.

Владельцы гаражей рассказывают, что узнали о сносе в конце апреля 2017 года — кто-то из собственников заметил на гараже соответствующее объявление. «Там не было сказано, кто и почему так решил, не стояло ни печатей, ни подписей, просто было написано, что объявление составили в ГБУ „Жилищник“, — поясняет владелица одного из гаражей Елена Макашева. — Что это за организация, мы не знали, но ясно было, что решение о сносе принимает точно не она».

Когда владельцы гаражей пришли к председателю МГСА по ЮЗАО Сергею Дорохову, выяснилось, что ему никаких уведомлений о сносе не поступало (Геннадий Токанов сообщил «Медузе», что соответствующее извещение отправлялось Дорохову под подпись). «При Лужкове, в 2006 году, на нас подавал в суд за незаконное пользование землей департамент природопользования, но мы сумели доказать, что пользуемся землей на законных основаниях, — рассказывает Дорохов. — А при Собянине нас даже в суд не позвали и не дали ничего объяснить». Чтобы разобраться в ситуации, гаражники создали инициативную группу, которая отправилась на встречу с главой районной управы Эльвирой Шигабетдиновой. По их словам, она сообщила, что решение о сносе гаражей принято окружной комиссией из сотрудников управы и префектуры, однако никакого официального заключения владельцам гаражей так и не предоставили. Также Шигабетдинова пообещала, что из 447 гаражей снесут 290 — а остальные будут стоять до 2019 года.

По словам Макашевой, инициативная группа подала иск в Арбитражный суд Москвы и обратилась в окружную прокуратуру, которая пообещала провести проверку решения о сносе, а также гарантировала, что сносить гаражи не начнут раньше 18 мая, когда проверка будет закончена, однако письменного подтверждения этому гаражникам не предоставили. 11 мая, проломив бетонную стену стоянки, на ее территорию въехали на бульдозерах сотрудники ГБУ «Жилищник» и начали срезать на гаражах ворота; вместе с ними на территорию приехали полицейские, сотрудники ОМОНа и заместитель Шигабетдиновой Токанов. Как рассказывают владельцы гаражей, никаких документов чиновник им не предоставил, а в ответ на просьбу не срезать ворота посоветовал поскорее выгрести из гаражей свои вещи во избежание краж и мародерства.

«Мы восприняли этот жест как акцию устрашения, — поясняет дочь одного из владельцев гаражей Ольга Савченко. — Они поняли, что мы готовы бороться за свою собственность, идти в суды, прокуратуру, что мы не сдадимся, и поэтому Токанов приказал срезать нам ворота, чтобы мы вывезли вещи, а он после этого снес пустые гаражи». Вместо этого двадцать членов инициативной группы установили на стоянке ночные дежурства и за ночь приварили ворота обратно.

Тотальное безразличие

Через несколько дней, 15 мая, все повторилось: и сотрудники ГБУ «Жилищник», и бульдозеры, и Токанов, отказывающийся предъявить документы. Вдобавок ко всему территорию стоянки по периметру оцепили сотрудники ОМОНа, которые не давали людям пройти к гаражам. «При этом мы видели, как люди в спортивных костюмах из „Жилищника“ просто вытаскивали из наших гаражей кому что приглянется — инструменты, технику, велосипеды — и прямо на этих же наших велосипедах в неизвестном направлении увозили наши вещи», — утверждает Макашева. По ее словам, когда гаражники попытались обратиться в полицию, им ответили, что ее уже вызвала управа — а когда полицейская машина все же прибыла на место, то, простояв у въезда на стоянку несколько минут, развернулась и уехала.

Еще один наряд приехал в полночь, чтобы зафиксировать разгром территории; несколько гаражников отправились с полицейскими в участок и написали заявления о незаконном сносе гаражей и краже имущества. Как рассказывает Бутырская, когда через два дня снесли и ее гараж и она тоже попыталась обратиться в полицию, участковый ОВД «Академический» отказался принимать вызов, сообщив, что районная префектура запретила сотрудникам полиции выезжать на этот объект.

«Больше всего даже обескуражил не взлом и снос гаражей, а тотальное безразличие к нам чиновников и полнейшее бездействие полиции, — говорит владелица гаража Виктория Родина. — С нами наотрез отказались идти на диалог, никто из чиновников и сотрудников органов не представился. Мы же люди, мы же, в конце концов, электорат, если уж на то пошло! Они обязаны хотя бы с нами поговорить и объяснить. Можно теперь смело делать прогнозы о том, как обойдутся с людьми, у которых снесут пятиэтажки».

Еще одна претензия владельцев гаражей к властям заключается в том, что среди них есть льготники: инвалиды, ветераны Афганистана и так далее. Замглавы управы Токанов заявил, что тщательно проверил все данные и выяснил, что на самом деле таких людей среди собственников гаражей нет — а если бы были, «мы бы в обязательном порядке перенесли их гаражи или установили им во дворе ракушку — мы ведь все делаем, чтобы у таких людей машино-место осталось в любом случае». (В распоряжении «Медузы» есть копии документов владельцев гаражей, подтверждающие, что среди них есть ветераны и инвалиды.)

Токанов говорит, что гаражи были снесены, поскольку являются самовольной постройкой. «Земля под гаражами не является собственностью гаражников. Долгое время она была у них в аренде, но в 1998 году этот договор с ними расторгли, и с тех пор вот уже 20 лет они пользуются землей бесплатно, — утверждает замглавы управы. — Совершенно никакой документации на гаражи у них нет, а если бы была, то я бы с ними совсем по-другому разговаривал». Поскольку, по словам Токанова, гаражи установлены незаконно, никакой компенсации их владельцам не полагается.

Председатель МГСА Дорохов сообщил «Медузе», что в последний раз договор аренды с МГСА был заключен в 1996 году — но впоследствии кооператив ежегодно оплачивал налог на землю по квитанциям, которые приходили МГСА. Сергей Логачев рассказывает, что в середине 2000-х приносил в районную управу советские документы на гараж, чтобы выяснить, необходимо ли их перерегистрировать, но ему ответили, что в этом нет необходимости. «Хорошо, что хоть я слежу за всеми обновлениями по поводу документации на квартиру, а то, наверное, уже выселили бы!» — шутит пенсионер.

Знакомая с подробностями дела адвокат и судья третейского суда Галина Андрианова утверждает, что московские власти в ситуации со сносом гаражей действовали с многочисленными нарушениями. Андрианова уверена, что снесенные гаражи не являлись самовольной постройкой — она ссылается на постановление Высшего арбитражного суда от 2012 года, в котором сказано, что здания, постройки и сооружения нежилого назначения, построенные до 1995 года, не могут быть признаны самовольными постройками и снесены на этом основании.

Адвокат также указывает, что права собственности владельцев гаражей возникли еще до вступления в силу закона о госрегистрации прав на недвижимость в январе 1998 года — а значит, юридически действительны. «Если человек владеет гаражом-ракушкой, то его могут попросить перенести его, но капитальный гараж, у которого бетонный пол и стены, без причинения ущерба перенести невозможно, и для сноса чиновникам необходимо соответствующее решение суда. Его, как я понимаю, нет», — объясняет Андрианова.

Москва против мусора

Геннадий Токанов рассказывает: к 2020 году планируется снести все металлические гаражи в городе — чтобы компенсировать нехватку парковочных мест. «Одним людям некуда машины ставить, а другие в гаражах зачастую хранят старый хлам, — говорит заместитель главы управы Академического района. — Даже на автостоянке на проспекте 60-летия Октября 20% гаражей было забито мусором». Об этом же говорил в 2015 году вице-мэр Москвы Максим Ликсутов — по его словам, департамент транспорта планировал создать в городе 11 тысяч новых машино-мест, большинство из которых должны были появиться на месте гаражных кооперативов (сейчас власти Москвы судятся со строителями парковок, которые, по мнению чиновников, некачественно выполнили свою работу).

Действительно — история гаражей на проспекте 60-летия Октября далеко не уникальная. Металлические гаражи, построенные еще во времена СССР, в Москве сносят последние несколько лет; часто — при сопротивлении владельцев (например, в 2016 году «Коммерсант» писал, что гаражникам Ярославского района на северо-востоке города удалось отстоять свои строения — они просто не пустили рабочих на стоянку). Михаил Марголин, живущий в том же Академическом районе, где находился гараж Бутырской, рассказывает, что по схожей схеме в декабре 2016 года сносили гаражный кооператив на улице Дмитрия Ульянова. «Этот гараж моему дедушке правительство дало еще в 1960-е годы. Когда нам сообщили о сносе, мы писали обращения, ходили на встречи с муниципальными депутатами и префектом, обращались к мэру, в Госдуму и к президенту, однако везде получали отписки и отсылки», — рассказывает Марголин. По его словам, в итоге гаражи снесли, никакой компенсации их владельцы не получили — а сейчас на их месте пустая заасфальтированная площадка.

Живущий на улице Архитектора Власова Александр Дозоров рассказывает, что там снесли порядка восьмисот гаражей в апреле 2017 года — предупредив владельцев за два месяца, однако отказав им в компенсации; теперь на этом месте тоже пустырь. То же самое случилось с Еленой Лунгиной, владевшей гаражом на улице Юности на востоке Москвы. «Вещи вынести оттуда толком не дали, компенсацию не заплатили, — рассказывает она. — Теперь место, где были гаражи, заасфальтировали и огородили забором и туда никого не пускают. Ни себе ни людям».

Источник

Натисніть на стрілку що б перейти до наступної сторінки

Оставить комментарий