Не суждено. Почему украинцев будут и дальше судить подонки

1

Что не поделили Высшая квалификационная комиссия и Общественный совет добродетели.

Если во время конкурса в Верховный Суд комиссия разговаривала с кандидатами минимум полчаса, то в этот день только за полтора часа она проверила 9 кандидатов. Рекорд — собеседование за 6 минут. 

Комплексная судебная реформа продолжается уже четвертый год. Один из ключевых ее этапов — переаттестация всего судейского корпуса, должен быть завершен к концу 2018 года. За это время через Высшую квалификационную комиссию судей (ВККС) должны пройти 5700 служителей Фемиды местных и апелляционных судов страны.

Оценивание проходит в два этапа: экзамен на уровень знания права и собеседование в ВКСС, где исследуется досье судьи и принимается решение о его добродетели.

За последний пункт ответствует специальный орган, работающий на волонтерских началах — Общественный совет добродетели (ОСД). Его члены собирают информацию по каждому судье, которая может свидетельствовать о его недоброчесности, и предоставляют ВККС соответствующее заключение. Источники: от НАБУ до фактов, предоставленных обычными гражданами.

В понедельник, 26 марта, ОСД заявила о выходе из процесса переаттестации судей:

«Оценивание судей, которое проводится в рамках судебной реформы, превратилось в откровенное очковтирательство и циничный обман всего общества. В связи с этим Общественный совет добродетели полностью прекращает участие в этом процессе, чтобы не легитимизировать его», — говорится в заявлении.

Пока председатель ВККС Сергей Козьяков надеется на возвращение общественности в процесс оценивания судей, представители ОСД заявляют об узурпации судебной власти.

Мол, происходит она в рамках судебной реформы авторства Алексея Филатова — главного юриста Банковой. По их убеждению: ручной Верховный Суд, «конвейерная переаттестация» и переформатирование судов — это попытка заточить систему под себя в предвкушении выборов.

Что опять не поделили Высшая квалификационная комиссия и Общественный совет добродетели, узнавали журналисті издания INSIDER.

Сделали выводы

Острая конфронтация между ВККС и ее совещательным органом — ОСД, стала очевидной еще при создании нового Верховного Суда.

Отбор кандидатов сопровождался рядом громких скандалов. Члены ОСД били тревогу, мол, под прикрытием реформы власть пытается взять Верховный Суд под контроль, пропихивая туда одиозных судей, которых держит на крючке.

Функция Совета — проверить всю доступную информацию о добродетели кандидата и предоставить соответствующее заключение в ВККС. Если кандидат был признан недодетельным, квалификационная комиссия может преодолеть решение ОСД 11 голосами из 16.

Каждый четвертый претендент в ВС получил отрицательное заключение Совета, однако большинство вето ВККС преодолела. В результате в новый Верховный Суд попали не менее 25 одиозных судей, в том числе те, которые не смогли объяснить происхождение своего состояния, и судьи Майдана.

«На конкурсе в Верховный Суд даже в руководстве есть те судьи, которые были признаны недобродетельными. Заместитель председателя суда — Богдан Львов, не может объяснить происхождение своих часов, и так далее. Станислав Кравченко, которого избрали главой одного из кассационных судов, в одной из инстанций отпустил Пукача — убийцу Гонгадзе. Михаил Смакович покрывал судей Майдана, будучи в Высшем административном суде», — рассказывает член ОСД Михаил Жернаков.

Были и такие кандидаты, которые конкурс не прошли по сумме баллов, однако ВККС преодолела вето Совета и предоставила заключение, что любые сомнения в их добродетели были развеяны.

Квалификационное оценивание они могут повторно не проходить, их назначат на судейские должности бессрочно. То есть, инструмент, позволяющий освободить судей, в добродетели которых есть аргументированные основания сомневаться, был нивелирован ВККС.

Некоторых одиозных кандидатов благодаря общественной огласке удалось отсеять и процесс преодоления вето ОСД тоже оказалось не так уж и легко. Сделав выводы из опыта конкурса в Верховный Суд, комиссия в конце прошлого года значительно упростила себе жизнь.

В октябре ВККС объявила о следующем этапе очищения судебного корпуса, в рамках которого каждый действующий судья должен пройти квалификационное оценивания. Таких, по данным комиссии, насчитывается около 5700.

«В декабре ВККС приняла изменения в свой регламент, которым создала искусственные и ненужные препятствия для деятельности Общественного совета добродетели. Например, они решили, что вывод ОСД должен подписываться всеми ее членами, принимавшими участие в голосовании», — рассказывает член Совета Роман Маселко.

По его словам, в ОСД пока есть 17 членов, один из них живет и работает в Сумах. На конкурсе в Верховный Суд по каждому кандидату делали вывод о добродетели, голосовали в электронной форме, делали протокол и один из двух координаторов подписывал это общее решение электронной цифровой подписью и посылал е-мейлом в ВККС.

«Но вдруг они решили, что это неправильный порядок и нужно, чтобы каждый из членов подписывал это решение.

Второй момент: они решили, что мы должны обеспечить право судьи на ответ. При этом контактов их не давали. То есть мы должны сначала обратиться в суд, где нам в основном не отвечали, потратить большое количество времени, чтобы установить коммуникацию с судьей, хотя все данные есть в ВККС», — возмущается юрист.

Он отмечает, что эти изменения даже не выносились на всеобщее обсуждение. Мол, о них в ОСД узнали уже в феврале, когда была принята норма, которая окончательно перечеркнула влияние Совета на процесс отбора судей.

«В феврале они вообще внесли изменения в свой регламент, решив, что могут не принимать во внимание замечания ОСД по оцениванию действий судей, если под наш вывод не подложили соответствующее решение Высшего совета правосудия или приговор суда. Это было специально сделано для судей Майдана, потому что 75% из них избежали наказания», — объясняет Маселко.

Общественный совет добродетели провел несколько акций. Во время одной из них 20 февраля под стены ВККС пришли семьи Героев Небесной сотни. Однако их требования так и не были услышаны.

Конвейерная переаттестация

Первая группа из 988 судей местных и апелляционных судов 15 марта завершила сдавать экзамены в рамках первого этапа квалификационного оценивания.

Переаттестованным считается кандидат, набравший 2/3 баллов от общего количества. Каждый этап: экзамен и собеседование — соответственно оценивается в 500 баллов. На тот момент было известно о 19 судьях, которые не прошли испытания.

«Таким образом происходит кадровая перезагрузка судебной ветви власти, поскольку отказ от оценивания или неуспешное его прохождение является причиной для увольнения судьи», — рассказал тогда председатель ВККС Сергей Козьяков.

В пятницу 23 марта начались первые собеседования. Если во время конкурса в Верховный Суд комиссия разговаривала с кандидатами минимум полчаса, то в этот день только за полтора часа она проверила 9 кандидатов. Рекорд — собеседование за 6 минут.

INSIDER известно, что некоторые заседания по делам, в которых были заинтересованы правоохранительные органы, не состоялись. И представители высоких кабинетов готовы были обещать судьям легкое прохождение комиссий за то, чтобы они таки взяли эти дела к рассмотрению.

Маселко рассказывает, что в прошлом году с апреля по июль оценивание прошли 380 судей, а сейчас комиссия планирует оценить за это период 2780 судей, или почти в 10 раз больше.

«В связи с таким количеством судей реально собеседования продолжаются 6-10 минут. При этом за собеседование дается 500 баллов, половина от всего количества. Это превратилось в конвейер с намерением не действительно оценить, а просто показать, что произошло оцениваниея, а в итоге 99% его успешно пройдут», — убежден член ОСД.

Его коллега Михаил Жернаков в этом контексте вспомнил выступление Козьякова на съезде судей: «Он сказал: посмотрите, на конкурсе в Верховный Суд мы 40% „срезали“ на экзамене, а здесь только 0,2%. Не переживайте вы сильно за квалификационное оценивание», — говорит юрист.

В первый день собеседований члены Общественного совета добродетели, как обычно, пришли на заседание, чтобы защищать свои выводы и задавать вопросы судьям. Но ни один из них не был рассмотрен из-за отсутствия подписей всех членов ОСД.

«Раньше судьи реально боялись собеседований, они увольнялись, избегали, не хотели. То теперь они с радостью идут. В пятницу я встретил счастливого Санина, он был на позитиве, убежденный, что пройдет собеседование без проблем. Судьи сами сейчас требуют побыстрее пройти собеседование, они уверены, что все у них будет хорошо», — говорит Маселко.

В понедельник, 26 марта, ОСД выдала официальное заявление о прекращении участия в процессе переаттестации. Совет требует утвердить реалистичные графики оценивания, сделать процесс прозрачным и отменить изменения, которые позволяют игнорировать выводы ОСД.

«Мы поняли, что результатом всех усилий является то, что до 1% судей будет быть освобожден, а в итоге скажут, что прошло квалификационное оценивание с участием общественности, все судьи подтвердили свою добродетель, судебная реформа завершена», — объясняет Маселко.

В ОСД считают, что таким образом власть пытается продемонстрировать Западу, что процесс реформирования происходит прозрачно, при участии общественности, на самом деле устранив ее от влияния на процессы. Поэтому ближайшие недели члены Общественного совета добродетели посвятят встречам с международными партнерами, где расскажут, как все происходит на самом деле.

В понедельник на брифинг вышли и представители ВККС. Так в комиссии заявили, что ОСД оформляет свои решения ненадлежащим образом — без подписей и состава комиссии, которая голосует за соответствующие выводы.

«Заявление коллег оказалась довольно неожиданным, и я решительно заявляю, что нам ваша поддержка была бы нужна», — подчеркнул секретарь квалификационной палаты ВККС Станислав ЩОТКА.

Он отметил, что комиссия продолжит сотрудничество с ОСД. «Мы будем продолжать запрашивать информацию у Общественного совета добродетели, мы будем это делать. Потому что мы считаем, что это качественный источник, когда те документы, которые подаются, оформлены надлежащим образом», — подчеркнул Щотка.

Сергей Козьяков отметил, что прекращение участия ОСД в данном процессе не повлияет на работу Комиссии. «Мы не видим делегитимизации Комиссии и продолжаем работать», — уточнил он.

Между тем в ОСД, проанализировав ситуацию, заявляют о попытке узурпации судебной власти.

«Власть получит лояльных к себе судей. Во-первых, потому что их не уволили. Во-вторых, все судьи, которые прошли квалификационное оценивание, получат повышенную заработную плату: в первой инстанции минимум сейчас 35 тысяч, через год-два — 50-60 тысяч гривен, а в апелляции судьи будут получать в среднем 100 тысяч гривен в месяц» , — пояснил Маселко.

По убеждению Жернакова, ручной Верховный Суд, квалификационный конвейер всех судей и реформа окружных судов Алексея Филатова — это составляющие одного процесса.

«Как говорят: если он ходит, крякает и выглядит как утка, то есть все шансы, что это и есть утка. Это все звенья одной цепи, которая называется узурпация судебной власти и подготовка к президентским и парламентским выборам 2019 года для того, чтобы через суды также влиять на эти процессы. А называем мы это „судебной реформой и внедрением европейских стандартов“», — резюмирует член ОСД.

Владислав Красинский, опубликовано в издании INSIDER

Источник

Оставить комментарий