Неделя в разрезе: Санкции Трампа и железнодорожный роман

0














Дональд Трамп подписал принятые Конгрессом санкции против РФ, Северной Кореи и Ирана.

Решение, по сути своей безальтернативное (санкции вступят в силу и без его подписи), прямо на Украине не скажется – но может иметь далеко идущие последствия, которые ударят в т.ч. по перспективам Минского процесса.

ОСУШЕНИЕ «СЕВЕРНОГО ПОТОКА»
На фото — Дональд Трамп

В чём суть санкций?

Во-первых, это «углублённая» персонализация. Финразведке США поручено за полгода высветить сведения обо всех счетах и активах руководства РФ за рубежом – как в банках и финкомпаниях США, так и в офшорных юрисдикциях. Более того, спецслужбы поднимут и семейные, и корпоративные связи – условный талантливый «виолончелист» Ролдугин, на офшорные счета которого завели $2 млрд (информация стала достоянием общественности после «панамского» офшорного скандала), также будет под колпаком.

Во-вторых, компаниям США запретили инвестировать в РФ суммы, превышающие $10 млн – для серьёзного бизнеса это копейки (в мелкие стартапы из РФ американцы почти не инвестируют). Тот же порог установили для заимствования компаний из России на американских рынках, попутно сократив сроки займов.

В-третьих, и в главных, – расширен перечень запрета на поставки РФ товаров и технологий, связанных с глубинной, в т.ч. арктической и сланцевой нефтегазодобычей, а также металлургической отраслью. Цель – ударить по планам РФ разрабатывать арктические месторождения. И, что главное, – будут вводиться санкции для международного (читай – европейского) бизнеса, сотрудничающего с РФ в нефтегазотранспортных проектах. Под ударом оказались «Северный поток-2» и «Турецкий поток».

Учитывая, что США параллельно намерены развивать поставки сжиженного газа в страны ЕС, речь идёт о выдавливании России с рынков. Сейчас газ из РФ поставляется в Европу через Турцию («Голубой поток», 16 млрд куб. м), Балтику («Северный поток», 43,8 млрд куб. м), Беларусь («Ямал — Европа», 32,7 млрд куб. м) и по украинской ГТС (82,2 млрд куб. м). «Северный поток – 2» проектируют под дополнительные объёмы газа. Приостановка проекта невыгодна, прежде всего, Германии – её лишат значительных объёмов газа, фактически, остановив проект, по которому страна должна стать «газовым хабом». Поэтому очень важно, будут ли страны ЕС (прежде всего, Берлин и Париж) сопротивляться санкциям, или «проглотят» наживку. Пока эксперты-международники склоняются ко второму варианту, хоть ЕС уже выразил неудовольствие принятыми санкциями – президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер прямо заявил о нарушении «трансатлантического единства» и высказался о защите экономических интересов ЕС.

В закон, подписанный Трампом, вставлены предохранители, которые призваны предотвратить его отмену и/или заморозку президентом США. Второй важный аспект – лингвистический. В тексте напротив важных элементов (прежде всего, энергетических санкций) фигурирует слово «should» (может) вместо «must» (должен). Вскоре после подписания Трамп выступил с обращением к народу, в котором пояснил, что, во-первых, задача документа – санкции против Ирана и Северной Кореи (а вовсе не РФ), и, во-вторых, что в него внесены изменения, призванные избежать конфликта с европейцами в нефтегазовой сфере. Ещё момент. Трамп прямо заявил: надеется, что Конгресс не будет использовать закон, чтобы помешать США в разрешении украинского конфликта.

Последняя оговорка очень важна. Раз санкции будут действовать «железобетонно» до тех пор, пока РФ не сменит вектор внешней политики (в т.ч. в отношении Украины, Донбасса и Крыма), Москва теряет стимул к участию в Нормандском формате локально, и выполнению Минских соглашений – глобально. Почти сразу в Минобороны Украины заявили о возможном обострении на фронте – в сентябре близ украинской границы пройдут масштабные учения российской армии, и последние несколько дней заметно передвижение техники. Впрочем, начало новой «небольшой победоносной кампании» на Востоке Украины РФ не выгодно, поскольку может спровоцировать объявление новых, более губительных для экономики, санкций.

ПЕРЕТЯГИВАНИЕ «ЗАЛІЗНИЦІ»
На фото — Войцех Балчун и Владимир Омелян

В начале недели обострилось противостояние между Владимиром Гройсманом, как отдельной политической фигурой, и бизнес-группой, связанной с Банковой. Яблоком раздора стало весьма ресурсное ведомство, Укрзализныця, которую не без участия Гройсмана ещё 18 января 2017-го вывели из подчинения Министерства инфраструктуры (Владимир Омелян) в прямое подчинение Кабмина (Минэкономразвития и торговли, Степан Кубив). 4 августа Омелян сообщил в Фейсбуке, что киевский Окружной админсуд отменил постановление Кабмина о выводе ведомства из подчинения Мининфраструктуры. «После вступления в законную силу этим судебным решением «Укрзалізниця» вернётся домой», — написал он в Фейсбуке. Уже в понедельник Минюст и Кабмин выступили с заявлением о подаче апелляционной жалобы на решение админсуда.

Изначально «перетягивание каната» с железнодорожным ведомством в центре интересов спровоцировало появление в Киеве нового главы «УЗ», Войцеха Балчуна. Как сообщили «ОЛИГАРХу» собеседники, близкие к транспортному комитету Верховной Рады, вскоре после вступления в должность поляк, кандидатуру которого предложил именно Омелян, «отказался играть по (предложенным ему) правилам». В частности, принимать результаты тендеров и госзакупок – в пример привели объявленный летом 2016-го тендер на поставки креплений для «Укрзализныци». В нём соревновались два ООО, «Корпорация КРТ» и «АТ Механика» (одно из них лоббировало руководство Мининфраструктуры). «Это многомиллионный тендер, деньги нельзя было упустить. Балчун Омеляну отказал, назвав предлогом реформу. Началась вражда», – сказал наш собеседник. «Открытой фазой конфликта (тянулась до декабря 2016-го. – Прим. авт.) в итоге воспользовался Владимир Гройсман, который уже начал создавать свою группу в Кабмине. И в первых числах января, пока все ещё были в новогодних отпусках, он провёл экстренное заседание Кабмина, на котором вывел из подчинения Омеляна ведомство Балчуна», – сказал «ОЛИГАРХу» политолог Руслан Бортник.

Политическая подоплёка конфликта такова: за Владимиром Омеляном стоят интересы группы влияния, близкой к Банковой и координируемой известным ресторатором Михаилом Бейлином, бывшим советником экс-главы АП Бориса Ложкина (ранее была информация о доплатах, которые тот производил топ-менеджменту Мининфраструктуры в конвертах, якобы, для поднятия их доходов до конкурентоспособного уровня). «Впрочем, Омеляну изначально «встроили» в ведомство для баланса людей из сферы НФ – например, первого замминистра, Евгения Кравцова, он пришёл «десантником» от Бейлина в 2015-м на Укрзализныцю, и Омелян был против назначения его замминистра, но на решении настоял НФ и лично Арсен Аваков», – рассказали «ОЛИГАРХу» в БПП. Формально, впрочем, министр продолжает числиться по квоте Народного фронта.

Балчун, в свою очередь, хоть изначально и был креатурой Омеляна, сегодня является «проектом» Владимира Гройсмана, о конфликте которого с министром сказано уже немало. Это и стало причиной включения в конфликт Генпрокуратуры: 2 августа Юрий Луценко обратился к Гройсману с просьбой не продлевать Балчуну контракт. В качестве аргумента привёл наличие около 90 уголовных дел против работников Укрзализныци. Смысл этого вмешательства – в желании Луценко «подставить» самого Гройсмана: генпрокурор прекрасно понимает, что рано или поздно ему придётся покинуть кресло, и озабочен созданием «задела» на будущее. Замысел – подсидеть Гройсмана в кресле премьер-министра, ослабив его, в том числе, делами против ближайших соратников.

Собеседники «ОЛИГАРХа» в транспортном комитете утверждают: в случае с Балчуном за «сырьём» для дел далеко ходить не нужно. Первый момент – отчётность. На днях глава «УЗ» опубликовал в соцсетях информацию о прибыльности ведомства (122,5 млн грн за первое полугодие). В ответ столкнулся с обвинениями в «шулерстве»: не учёл скачки курса, издержки на амортизацию и т.п. «Есть несколько методик подсчёта. Балчун использовал ту, в которой не учитывается «негатив», который он сбросил на аффилированные с железной дорогой предприятия. И, как бы, оказался в выигрыше – на самом деле это не так», – сказал наш собеседник.

Второй момент – провал подготовки к осенней уборке урожая. «Балчун купил много вагонов под перевозки, а локомотивы не приобрёл и не починил в нужном количестве. Значит, в законодательство, возможно, придётся экстренно вносить изменения, разрешая на отдельных направлениях перевозки частной тягой, – тогда «УЗ» лишится монополии на локомотивы, а это в перспективе означает крах госкомпании, – сказал наш источник, намекнув, что отмена монополии интересна, в первую очередь, компаниям Рината Ахметова. – Именно так госмонополию «убили» в Польше». Тут интересно, что вмешательство Юрия Луценко де-факто направлено на выключение олигарха из игры (усиление Ахметова невыгодно Банковой).

На неделе конфликт может обостриться, принять более абсурдные черты – например, одно из изданий уличило министра Омеляна в растратах: мол, пребывая в отпуске, остановился в отеле, сутки пребывания в котором могут стоить 30 тыс грн (впрочем, там есть и номера «попроще»).


Распечатать

Сергей МЕДВЕДЬ, «ОЛИГАРХ»

Источник

Натисніть на стрілку що б перейти до наступної сторінки

Оставить комментарий