Немецкий историк: Это последний президентский срок Путина

4

Чего ждать от начавшегося четвертого срока правления Владимира Путина? Немецкий историк Манфред Хильдермайер объяснил DW, почему не будет прорыва ни в экономике, ни в отношениях с Западом.Профессор Манфред Хильдермайер (Manfred Hildermeier) считается одним из ведущих немецких историков, занимающихся Россией. До выхода на пенсию он возглавлял кафедру истории Восточной Европы в университете Геттингена, является автором фундаментальных трудов по истории России и СССР.

В интервью DW Хильдермайер рассказал о своих ожиданиях от нового президентского срока Владимира Путина, объяснил, почему считает, что это срок станет для хозяина Кремля последним и почему отношения России с Западом вряд ли улучшатся.

DW: Владимир Путин 7 мая в четвертый раз заступил на пост президента России. Каким будет его новый срок?

Манфред Хильдермайер: Я думаю, что будет продолжение прежней политики. Система будет все более авторитарной, но не перейдет порог к открытой диктатуре. Путину это не нужно. Он должен сохранить костюм демократа в глазах мира, а не только Запада. Предположу, что это в какой-то степени связано с его прошлым. Не стоит забывать, что он начинал как демократ в мэрии Санкт-Петербурга.

— В своем послании Федеральному собранию 1 марта Путин представил программу его нового президентского срока. Один из основных посылов — Россия должна совершить технологический рывок. Получится?

— У Путина это не получится. "Ахиллесова пята" этой системы с давних времен — экономика и конкурентоспособность на мировом рынке. Еще во время правления Дмитрия Медведева была предпринята попытка сократить отставание от Запада, но не получилось. Проблемой России остается большая зависимость от экспорта сырья, нефти и газа, но не только. А эти ресурсы зависят от мировых цен.

Как историк скажу, что Россия наверстывала технологическое отставание от Европы и Запада в целом всегда в союзе с Западом, это сопровождалась политикой открытости. В программе Путина, наоборот, делается ставка на обособленность России, ее собственные корни, а значит, вероятность реализации программы невысока. В таком случае для сохранения системы власти возникает проблема. Это возможно только если пытаться стабилизировать систему изнутри, создавая образ внешнего врага. А это может означать, что использование агрессивной внешней политики, что мы наблюдаем с 2014 года, эта великорусская шовинистическая политика образца XIX века, продолжится.

— Возможна ли разрядка в отношениях между Россией и Западом в ближайшие шесть лет?

— Я вижу скорее продолжение нынешнего курса, а это фактически, хотя все политики это отрицают, своего рода холодная война. Если смотреть российское телевидение, переносишься в 1970-е годы. Заклятый враг — США, с которым нужно быть на равных, что демонстрируется в Сирии. Эта конфронтация продолжится.

— Выработал ли Запад после 2014 года новый подход к России или его нет до сих пор?

— Я не вижу такой концепции. Запад до сих пор выжидает и не решается вернуться к четко выраженной конфронтации, делает все, чтобы этого не допустить. Это происходит, в том числе, с оглядкой на конфликты, которые невозможно решить без участия России. Это не только Сирия, но и конфликт на востоке Украины.

— Насколько стабильна, по вашему мнению, политическая система в России? Некоторые российские оппозиционеры с завистью смотрят на Армению, где десяти и сотни тысяч демонстрантов мирно сменили власть.

— Трудно сказать. В конце 2011-го и начале 2012 годов в России мы увидели, как быстро можно мобилизовать массы с помощью интернета. Путин потом очень жестко отреагировал и восстановил "покой", в какой-то степени кладбищенский. Конечно, у Путина есть все силовые механизмы государства. Не думаю, что в случае противостояния у оппозиции есть шансы. Не верю, что дело дойдет до эскалации, как в Украине.

В обозримой перспективе Путин контролирует ситуацию, тем более, что лидеры оппозиции, которая никогда не была единой, либо были вынуждены эмигрировать, либо убиты, как Борис Немцов. Есть только оппозиция вокруг блогера Алексея Навального, но я не думаю, что он может вывести столько людей на улицы, чтобы это стало опасно для власти. Возможно, он может это сделать в больших городах, но не в провинции, а она в России большая. Путин знает, что его правление опирается на провинцию.

— По российской конституции — это последний срок Путина. В 2024 году ему придется либо уходить, либо менять конституцию. Ваш прогноз?

— Я думаю, что будет смена власти, переход к другому лояльному члену правящей элиты. Я не верю, что Путин пойдет на открытое изменение конституции. Это было бы немалой проблемой для страны.

А если он откажется от такого варианта, это значит, что в следующий раз он сможет снова баллотироваться только в 2030 году. Он на это не пойдет. Поэтому я предполагаю, что по истечении этих шести лет произойдет переход власти внутри политической элиты. Не думаю, что есть шанс прийти к власти у кого-то, кто находится за границей, скажем, у Михаила Ходорковского. Но вполне вероятно, это будет кто-то из нынешней элиты.

Эта новость также на сайте Deutsche Welle.

Facenews

Оставить комментарий