Оксана Пушкина: Поведение Слуцкого — норма в российском обществе

12

На фоне скандала вокруг Слуцкого о сексуальных домогательствах в Госдуме депутат-единоросс Оксана Пушкина рассказала, как идет работа по законопроекту о гендерном равенстве.Скандал вокруг председателя комитета по международным делам Госдумы РФ Леонида Слуцкого, которого несколько журналисток обвинили в сексуальных домогательствах, вызвал общественный резонанс. По словам телеведущей, депутата от "Единой России" Оксаны Пушкиной, открытое обсуждение темы харассмента в России говорит о том, что в обществе наконец появился запрос на законодательную защиту прав женщин. В интервью DW Пушкина рассказала о том, как идет работа над законопроектом о гендерном равенстве в трудовых отношениях. Депутат, считающая себя одним из его инициаторов, призналась, что закон, о котором идет речь вот уже более 10 лет, вряд ли будет принят. Но она убеждена, что к этому необходимо стремиться.

DW: Почему возрождением законопроекта о гендерном равенстве в трудовых отношениях занялись именно вы?

Оксана Пушкина: Почему я? Возможно, потому что я занимаюсь женской тематикой ровно столько, сколько помню себя в журналистике. К тому же не стану скрывать, что лично мне приходилось выслушивать публичные оскорбления по половому признаку. Это было, например, в самом начале моей работы в Госдуме, когда у нас возник рабочий спор с господином Жириновским.

Аргументация лидера ЛДПР была в его традиционной стилистике — крики, оскорбления, вопли. Этот инцидент — когда с трибуны Госдумы один из лидеров фракции позволяет себе оскорбительные высказывания в адрес женщин, — о многом заставил задуматься. Я получаю много писем от женщин-жертв различного рода дискриминации. Каждую неделю мы принимаем посетительниц из регионов. Все эти наблюдения в комплексе привели меня к убеждению в том, что необходимость в законе, где будут четко прописаны все виды дискриминации, назрела.

— На каком этапе находится сейчас законопроект?

— Законопроект прошел экспертизу. Было первое заседание рабочей группы. До конца этого думского сезона мы намерены подать документы для проведения исследований в различные институты и приступить со следующего года к тщательной работе. Сейчас я внимательно изучаю аналогичные европейские и американские нормативные акты, поскольку считаю важным понять, как проблема видится в мировом масштабе.

— Некоторые ваши коллеги считают, что в российских реалиях такой закон не нужен. Как вы к этому относитесь?

— Я знаю, многие говорят, что есть более важные проблемы, а женщины чувствуют себя в нашей стране неплохо. Да, есть данные, согласно которым Россия занимает четвертое место по уровню вовлеченности женщин в бизнес. Но при этом по уровню легкости ведения бизнеса женщинами Россия находится на семьдесят пятом месте. Это ли не повод задуматься? Недавно мы общались с замминистра труда. Она сказала, что в Трудовом кодексе уже все есть. Но ведь и в Конституции есть право на образование и здравоохранение. Тем не менее существуют отдельные законы на эти темы. Поэтому я считаю, что необходим и отдельный закон о гендерном равенстве в трудовых отношениях. Кстати, не исключаю того, что необходим и отдельный закон, касающийся сексуальных домогательств на работе.

— Ваши оппоненты нередко говорят о том, что доказать факт сексуального домогательства практически невозможно. Как вы видите решение этой проблемы?

— При сегодняшних средствах коммуникации это реально. Носите с собой смартфон. Пока вопрос, будет ли запись доказательством в суде, но другого способа, к сожалению, нет. На самом деле закон имеет в большей степени превентивный характер. Если ответственность будет прописана на законодательном уровне, человек тысячу раз подумает, стоит ли ему распускать руки, особенно если после этого на девушке останется синяк.

— Но ведь, как вы уже сказали, доказать происхождение этого синяка будет затруднительно…

— И тем не менее, я убеждена в том, что надо идти до конца и пытаться доказать свою правоту. Чем больше будет таких прецедентов, тем скорее ситуация сдвинется с места. Это показывает опыт западных стран, где не стесняются говорить об этой проблеме. Кстати, я сама прошла через подобное. Несколько лет назад мне сделали так называемые уколы красоты и вкололи контрафактный препарат. Доказать это было практически невозможно. Нужно было проходить всевозможные комиссии, терпеть заглядывания в лицо, обвинения в самопиаре. Все это похоже на ад, когда ты публичный человек. Но я считаю, что топка станет жарче, если полено сгорит. Поэтому мой совет — идти до конца, если считаешь, что прав.

— А как быть с тем, что эта тема считается постыдной и едва ли не табуированной?

— Много лет назад мне было стыдно сказать своей маме, что меня зажал в углу чиновник, к которому я пришла пробивать квартиру для одной из известных личностей — героини моей программы. А вот сегодня, возможно, было бы не стыдно, потому что уже есть люди, которые сказали, что это было в их жизни. По определенным причинам не могу назвать его фамилии.

— В случае, если закон будет принят, какой, по-вашему, должна быть ответственность за харассмент?

— Ответственность должна быть административной и дисциплинарной. То есть это могут быть штрафы, взыскания, в крайнем случае увольнение.

— Депутат Слуцкий должен уйти? Как вы расцениваете его стратегию поведения и тот факт, что его так рьяно защищают коллеги, в том числе женщины?

— Не могу сказать, должен ли он уйти, но знаю только одно — меня воспитывали иначе. Впрочем, возможно, он вообще не понимает, что делает, потому что это — норма в обществе. По этой же причине его защищают женщины-депутаты. Их психология понятна. Она сформировалась очень давно, когда стало константой то, что в доме главный мужчина. Отсюда же установки "был бы милый рядом" и "бьет, значит любит". Радует лишь то, что уже появилось огромное число людей с другой психологией.

— А есть в Госдуме те, кто вас поддерживает?

— Негласно — да. И в основном мужчины.

— Почему негласно? Они боятся показаться слабыми в кругу своих коллег-мужчин?

— Да, наверное. Так работает мужской мир. Но у этих мужчин есть дочери и жены, поэтому они и осознают необходимость законопроекта. Убедить их поддержать его в открытую мне кажется реальным.

— А Тамару Плетневу?

— Думаю, не буду и пытаться. Она из поколения "был бы милый рядом".

— Насколько, на ваш взгляд, адекватно освещается эта тема на телевидении? Надо ли ее популяризировать?

— На самом деле это уже происходит. Несмотря на желание федеральных телеканалов умолчать историю со Слуцким, она вышла на поверхность. Проблема в том, что федеральное телевидение не умеет идти на опережение, а у его руководителей нет собственного мнения по наиболее острым вопросам. То ли разучились, то ли боятся. Люди, способные сегодня говорить правду деликатно, но настойчиво, — штучный, как говорится, товар.

Эта новость также на сайте Deutsche Welle.

Facenews

Оставить комментарий