Парадным маршем на «гробки»

1

День траура и скорби стал гулянкой, выставленной на показ.

У христиан всех конфессий и буддистов существуют Дни поминовения усопших, утвержденные в разное время государствами и религиозными авторитетами. В Японии поминовение усопших – Обон (День фонарей) длится три дня, которые официально выходными не объявлены, но по факту такими являются, так как большинство фирм в эти дни прекращает работу. В Израиле и странах ислама таких обязательных дней нет, – так исторически сложилось. В православии главный День поминовения усопших, известный как «гробки» и «родительский день», приходится на девятый день после Пасхи, а она «плавает», почему и он тоже «плавает». Помимо него есть и другие поминальные дни, в том числе и осенние «гробки», как у католиков, которые имеют разные даты в разных православных церквях.

Обычай поминовения усопших в дни годовщины их смерти имеет дохристианскую традицию, но отмечался индивидуально, так как у славян-язычников долго не было руководящей и направляющей церкви и государств, которые хотели бы всё это организовать и возглавить. Поэтому поминовение родителей и других усопших до 998 г. даже у христиан было пущено на самотек, пока Клюнийское аббатство во Франции не выступило с инициативой упорядочить и регламентировать этот процесс, и добилось утверждения дня 2 ноября обязательным Днём поминовения усопших для всех христиан. В 1054 г. христиане раскололись на католиков и православных, и православные, чтобы визуально отличаться от конкурентов, привязали День поминовения к Пасхе, которая приходится на весну.

В Московском православии пошли ещё дальше – утвердили семь поминальных дней, а в 1903 г. царь Николай II издал указ, обязующий отмечать торжественно и массово по всей империи один из них – Дмитриевскую субботу, приходящуюся на 8 ноября, как День памяти воинов, погибших в Куликовской битве и в других войнах. Дмитриевская суббота – день смерти и памяти Св. Дмитрия Солунского, отмечается в качестве Дня поминовения в Болгарской и Сербской церквях, откуда и был заимствован. Но в Московской церкви сочинили легенду: якобы Дмитрий Донской назначил его Днем поминовения погибших на Куликовом поле, что документально не подтверждается. Вдобавок, битва была 8 сентября, а не 8 ноября. До хождения с портретами участников Куликовской битвы в правительстве Николая II и РПЦ не додумались, а вскоре не стало и самого царя, и этот «праздник» не прижился.

Эстафету у Николая II по объединению народов империи общим праздником переняли коммунисты и с 1965 г. стали превращать День памяти по погибшим во Второй мировой войне не в день скорби, а в массовое политическое зрелище. С утра 9 мая военный парад, где грозим НАТО и китайским гегемонистам, а затем концерт с танцами под песни времен войны и Кобзона о «празднике со слезами на глазах». День траура и скорби стал гулянкой, выставленной на показ. Назвать это можно только глумлением над памятью погибших, кощунством или сатанизмом, в зависимости от того, атеист вы, верующий или агностик, сомневающийся во всём. Смысл всей этой акции 9 мая был в том, чтобы ещё раз всем напомнить: народ и партия едины, и партия – наш рулевой, а всем мы – советские люди.

Потребность в этих напоминаниях исчезла после роспуска СССР и начала процесса демократизация, почему в его бывших республиках акцию 9 мая стали сворачивать или вообще отменять, – кто хочет помянуть деда может это сделать индивидуально, как нормальный человек, без топтания колонной по главной улице с оркестром. Даже в РФ она утратила былую помпезность. Но в 2014 г. Москва начала нападением на Украину Третью мировую войну в гибридном формате и в рамках её акции 9 мая решили вернуть былую помпезность и сделать ещё одним четвертым днём «русского единства».

Один день «русского единства» Москва с 2005 г. отмечает с размахом 4 ноября, ещё один с 2010 г. пытается отмечать 21 сентября. Третий такой день начал внедрить Жириновский – 1 мая собрал в Москве митинг ЛДПР, открыл его коллективным пением «Боже, царя храни», предал анафеме украинцев, грузин и особенно агрессивно – армян, после чего объявил 1 мая днем единства русских во всем мире. Как известно, что у Жириновского на языке, то у Кремля на уме, а там решили приватизировать не только победу над Третьим рейхом, но и международный День солидарности трудящихся, – мировая история в трактовках Москвы становится совсем непредсказуемой.

Акции на 9 мая, по замыслу Москвы, должны стать четвертым главным днём «русского единства», для чего им требуется придать планетарный размах и массовость в условиях идущей мировой войны. По этой причине в Кремле с 2014 г. и начали вливать деньги в акцию «Бессмертный полк», которую по официальной версии придумали в Томске в 2012 г. Томск не бомбили ни Красная армия, ни немцы, гестапо и НКВД его посменно не зачищали, поэтому можно поиграть в «Бессмертный полк», – как обычно, День советской армии бурно отмечают те, кто в ней не служил. Её смысл – фото деда и любого человека в форме РККА объявлено индульгенцией, оправдывающей все грехи и преступления внуков и внучек. Дед убивал, и мне можно ехать убивать людей в Украине, в Сирии, в Грузии и везде, куда родина пошлёт. Можно, и никуда не выезжая, и вообще, можно всё, так как у меня дед воевал. Оппоблок с Вилкулом в Кривом Роге правильно понял, что идет мировая война, и устроил 9 мая пляску на костях в честь русских мальчиков, бомбящих Сирию под песенку Марии Захаровой. В криворожском Оппоблоке мыслят с требуемым размахом и геополитически, в унисон с РФ и её МВД, который гордо отчитался, что в этом году в акции «Бессмертный полк» приняло участие 10,4 млн. человек, чем побит прошлогодний рекорд.

Вот только возникает вопрос: у меня дед тоже воевал, дружил с Василием Сталиным, и прямо говорил, кто начал вторую мировую войну, – мне теперь можно бомбить Москву или как?

Facenews

Оставить комментарий