Павел Казарин : Кто хочет отобрать у Киева монополию на насилие

0














Убийство экс-депутата Госдумы РФ Дениса Вороненкова в самом центре Киева ставит перед страной два ключевых вопроса. Есть ли у государства монополия на насилие, и что такое Украина.

Эти вопросы, на самом деле, между собой тесно переплетены. Альфа и омега любого государства — это именно монополия на применение силы. Собственно, жизнеспособность страны определяется ее умением договариваться о том, кто и при каких обстоятельствах будет использовать аппарат подавления.

Самое удивительное — это встречать сегодня людей, искренне убежденных в том, что украинское государство хоть в чем-то напоминает левиафана. Потому что в реальности все строго наоборот: у официального Киева эту самую монополию на насилие раз за разом пытаются оспаривать. Порой — небезуспешно. По сути, все претенденты на эту роль делятся на две группы. Те, кто считает, что Украина — чрезмерно Украина. И те, кому кажется, что Украина — недостаточно Украина.

Список первых, безусловно, возглавляет Россия. Та самая, которая считает, что потолок украинских притязаний — это быть Малороссией. Эдакой переформатированной УССР, обреченной идти в фарватере РФ. Вся инаковость которой при этом будет сведена к фольклорным ансамблям и фрикативному “г”. Аннексия Крыма и вторжение на Донбасс были как раз попыткой затормозить превращение Малороссии в Украину. Попыткой вернуть страну в пограничный формат буферной зоны.

Вся история московской надежды возродить империю сосредоточена в стремлении ограничить суверенитет соседей. И те же "ЛДНР" создавались лишь затем, чтобы выполнить роль прививки от независимости. Чтобы использовать их как противоядие от самостоятельности Украины.

И потому нет ничего более болезненного для Кремля чем любые претензии Киева на суверенитет. И нет для него ничего более уязвляющего самолюбие, чем ситуация, когда Украину начинают воспринимать как игрока, никоим образом с Россией не связанного. А Киев — как столицу государства, имеющего не меньше прав, чем сама Российская Федерация.

Кремль — не единственный игрок, который пытается оспорить у Украины ее право на насилие. Вторым таким игроком являются те, кому кажется, что современная Украина — недостаточно Украина. Для них любая попытка сохранять процедурность решения вопросов — чрезмерное ханжество. Чаще всего они требуют тех же методов борьбы, которые применяет страна-агрессор

И в этом смысле бегство Дениса Вороненкова в Киев было двойной пощечиной для Москвы. Одно дело, если бывший винтик системы сбегает в Лондон или Берлин, Нью-Йорк или Рим — во все те страны, ровней которым Москва мечтает стать. И совсем другое, когда экс-депутат, посвященный в тайны российского закулисья, сбегает в страну, само независимое существование которой, по мнению, Москвы — лишь историческое недоразумение. Это уже не пощечина, а оплеуха.

Натисніть на стрілку що б перейти до наступної сторінки

Оставить комментарий