Правозащитники из Беларуси расскажут в ООН о пытках в стране

0

5 апреля в Минске активисты НПО представили альтернативный доклад о соблюдении в Беларуси Конвенции ООН против пыток. О том, зачем он понадобился и чему посвящен — DW.Презентация подготовленного белорусскими НПО альтернативного доклада о соблюдении в стране Конвенции ООН против пыток состоялась в Минске в четверг, 5 апреля. Авторы документа намерены дать свое видение ситуации с пытками и прочими нарушениями прав человека в Беларуси на 63-й сессии Комитета против пыток ООН, которая пройдет в Женеве (Швейцария) с 23 апреля по 16 мая.

На этой сессии свой доклад сначала обнародуют представители государственных структур, среди которых министерство юстиции, департамент исполнения наказаний, МВД и другие. По мнению белорусских правозащитников, текст официального доклада существенно расходится с реальной обстановкой, которая сложилась в учреждениях белорусской пенитенциарной системы.

Есть ли пытки в Беларуси?

По словам председателя общественного объединения "Правовая инициатива" Виктории Федоровой, в законодательстве Беларуси есть серьезнее пробелы, которые не позволяют бороться с пытками и иными противоправными действиями в отношении граждан. Представитель инициативы "Правозащитники против пыток" Сергей Устинов уточнил, что в Уголовном кодексе РБ отсутствует сам термин "пытка". Устинов рассказал, что на одной встрече в министерстве внутренних дел правозащитникам было заявлено, что в Беларуси пыток вообще нет. Поэтому власти публично и не осуждают случаи жестокого обхождения с людьми.

Напротив, Устинов напомнил сказанные несколько лет назад слова Александра Лукашенко, заявившего, что для осужденных по статье 328 УК ("незаконный оборот наркотиков и психотропных веществ") нужно создать в колониях такие условия, "чтобы они сами смерти просили".

Осужденный на 14 лет за распространение наркотиков Егор Протасеня, находившийся в тюрьме города Жодино, совершил попытку самоубийства. По словам его матери, на свидании парень рассказал, как оперативные сотрудники его избивали, надевали на него противогаз и перекрывали доступ воздуха, бросали в спину дротики, возле вены держали шприц с неизвестной жидкостью и угрожали уколоть, если он не признается. В результате Протасеня все-таки совершил суицид и скончался 29 марта 2016 года.

Кроме того, в белорусском законодательстве не зафиксировано право заключенных на своевременный медицинский осмотр. Как отметил Сергей Устинов, в случае применения пыток нужна срочная их документация, чтобы можно было обжаловать такие действия, поскольку если работающий в системе МВД врач несвоевременно зафиксирует эти пытки, то потом доказать их будет очень сложно.

К тому же, добавил Устинов, проверки по фактам пыток иногда длятся месяцами: "У нас сейчас случай, когда в Могилеве мужчину изнасиловали милицейской дубинкой, уже прошло более трех месяцев, но уголовное дело до сих пор не возбуждено. А это позволяет тем, кто совершал эти действия, оставаться на службе и не нести никакой ответственности".

Давление на белорусских адвокатов

Руководитель "Белорусского документационного центра" Раиса Михайловская обратила внимание на то, что у граждан из-за давления властей на адвокатов остается все меньше возможностей для защиты. Белорусские власти не выполнили рекомендации восстановить в правах адвокатов, которые лишились лицензий за то, что представляли интересы задержанных после событий 19 декабря 2010 года в Минске.

Тогда после акции протеста против фальсификации результатов президентских выборов были задержаны сотни людей, в том числе 6 кандидатов в президенты. За защиту задержанных работы лишились такие известные в стране адвокаты, как Татьяна Агеева, Олег Агеев, Владимир Толстик, Тамара Сидоренко и другие. Они и сегодня не могут трудоустроиться по специальности.

В свою очередь представитель Белорусского Хельсинского комитета (БХК) Дмитрий Черных заявил об отсутствии в Беларуси независимого суда. "Президент имеет неограниченное право на назначение и увольнение судей, они зависят от высшей исполнительной власти, поэтому сложно рассчитывать на справедливый суд", — считает юрист.

Авторы альтернативного доклада указали на проблему политически мотивированных исчезновений в Беларуси. По словам Михайловской, до сих пор власти ничего не делают для раскрытия дел пропавших без вести оппозиционеров экс-министра внутренних дел генерала Юрия Захаренко и вице-спикера парламента Виктора Гончара, а также предпринимателя Анатолия Красовского и журналиста Дмитрия Завадского. На днях 94-летняя мать Захаренко получила уведомление, что предварительное следствие снова продлено на 4 месяца, а всего оно длится уже почти 19 лет.

Смертная казнь как пытка для родных казненных

Юрист правозащитного центра "Весна" Павел Сапелко, со своей стороны, подчеркнул, что смертная казнь — это то, что отделяет Беларусь от Европы и правильного понимания основного права человека — права на жизнь.

"С момента предыдущего доклада Республика Беларусь не приняла никаких мер по изменению законодательства, касающегося смертной казни. Родным по-прежнему не сообщается дата приведения приговора в исполнение и место захоронения казненного. В 9 случаях расстрелы были проведены в то время, когда в Комитете ООН по правам человека были начаты процедуры их защиты", — сообщил эксперт.

Юристы считают, что такие действия властей в отношении родственников казненных также представляют собой разновидность пыток. Сейчас в Беларуси расстрела ожидают еще 6 человек, приговоренных к высшей мере наказания.

Эта новость также на сайте Deutsche Welle.

Facenews

Оставить комментарий