Расстрел Вороненкова: безответственность власти или предательство?

0














Почему ценный свидетель при генпрокуроре Луценко был обречен на смерть.

В первые часы расстрела экс-депутата Госдумы РФ Дениса Вороненкова в «фейсбуках» и СМИ отметились практически все главные ньюсмейкеры власти — от президента Порошенко до Матиоса. Буквально тело жертвы не успело остыть (а пожар на арсенале в Балаклее только разгорался), как мы узнали:

— за убийством Вороненкова стоит Россия (президент Порошенко),

— телохранитель убитого Вороненкова — профессионал экстра-класса, но из какого «рода войск» — опустим (генпрокурор Луценко),

— СБУ никакой спецоперации в центре Киева в момент убийства Вороненкова не проводила (!?) (председатель СБУ Грицак),

— киллер был российским диверсантом, успешно внедренным в Нацгвардию Авакова (простите, Украины) (аваковский «шнурок» Геращенко),

— пожар на арсенале — ерунда, потому что накануне «отсудили» сотни тонн «бесхозных» боеприпасов, пылящихся в Октябрьском порту (похожий на военного прокурора Матиос).

Чуть позже отметился и подзабытый всеми Валерий Гелетей, начальник УГО, зачем-то рассказавший публике, что киллер, оказывается, не ждал свою жертву на месте убийства, под самым пафосным отелем Украины, а отслеживал ее перемещение на автомобиле, а решение стрелять принял, скорее всего, спонтанно (?!). Какое отношение к расследованию убийства вообще имеет Гелетей, в чьи функциональные обязанности расследование этого убийства никак не входит? Почему, простите, начальник охраны Порошенко вообще знаком с результатами расследования, да еще и делится ими со всей страной?

Трудно назвать Гелетея человеком сколько-нибудь выдающегося ума, но так публично вытирать ноги о следствие, разглашая его тайну, да еще и давая всем своим поступком понять, что следсвтвие в Украине — это «проходной двор», куда любое начальственное падло может сунуть свой пролетарский нос — это уже перебор.

Весь этот набор идиотизмов от лиц, занимающих ключевые с точки зрения нашей с вами безопасности должности в государстве — лучший диагноз и правоохранительной системе в Украине, и государству как системе вообще. Потому что такое колличество неадекватов на ответственных постах — это или диагноз руководству (а почти все вышеназванные «комментаторы» назначены на свои посты Президентом Украины Петром Порошенко). Или планомерная диверсия против государства Украина — такая же, как расстрел в самом центре столицы особо ценного свидетеля в деле обвинения «Украины против России.

Комментировать бред высших лиц нашего государства — занятие неблагодарное, но все же обозначим:

  • обвинив Россию, по сути, в государственном терроризме, Порошенко как президент не предпринял никаких действенных мер по разрыву всяческих отношений с государством-террористом и его террористическим руководством: разрыв всех отношений — от торговых до дипломатических, введение визового режима, запрет на транзит любых грузов в Россию через территорию Украины, арест ее государственных активов на территории Украины, запрет на использование рубля как средства расчетов, запрет использования как инструментария расчетов российских платежных систем и т. д., и т. п. С террористами нельзя иметь никаких дел в принципе, иначе ты становишься пособником террористов. Президент Порошенко этого не сделал. Кто он — вывод за вами;

  • прибыв зачем-то к трупу (целесообразность такого шага — только в самопиаре), специалист широкого профиля Луценко счел нужным выдать высочайшую оценку трудам телохранителя убитого Вороненкова: мол, парень — профессионал экстра-класса. Заявление генпрокурора как-то плохо вязалось с действительностью: «профессионал» разрешал охраняемому лицу «пастись» одному, надолго его оставляя в одиночестве; не видел убийцу до самого первого выстрела в упор; дал расстрелять охраняемое лицо; дал ранить себя; качественно расстрелял нападавшего (в ногу, корпус и контролльный в голову), лишив тем самым следствие в лице Луценко-Матиоса сразу двух ценных свидетелей. Молодец!

  • комментировать слова главы СБУ Грицака — и вовсе моветон. Ну каких вы ожидаете слов от генерала, в чьем ведомтсве заправляет бизнесмен Игорь Кононенко с подельником — мошенником Грановским, Главк «К» СБУ — на побегушках у бизнес-звена Порошенко, а специально предназначенную для этого «Альфу» в ГПУ не считают нужным привлекать для охраны того же Вороненкова?

  • о «бесхозных» боеприпасах в единственном военном порту Украины «Октябрьский» в госинстанции с 2014 года «сигнализировали» активисты из числа работников порта. Действительно огромный арсенал боеприпасов лежал в порту мертвым грузом, так как не имел … документов о его происхождении. То есть кто-то из руководства Минобороны то ли при Кучме, то ли при Ющенко-Януковиче хотел протолкнуть обычную для этого ведомства и администрации президента сделку по продаже крупной партии снарядов и патронов за рубеж, но что-то пошло не так, спохватилась СБУ, возник скандал, и причастные к сделке «умыли руки». Виновных так и не нашли, но вернуть армейское имущество назад, на склады, государству почему-то оказалось не под силу даже при Януковиче. И вот суд постановил вернуть бесхозное армии, а герой Фейсбука А. Матиос вознес заурядное крючкотворчество в ранг — ни больше, ни меньше! — патриотизма. Три года понадобилось «патриотам» в мантиях и мундирах военных прокуроров, чтобы изыскать возможность вернуть армии ее же имущество, да еще и во время войны! И вот чудо свершилось: именно в тот самый день, когда был взорван крупнейший арсенал Украины, Матиос внес «позитивчик»: не все еще, оказывается сгорело. Очевидно, для того, чтобы идиотизм главвоенпрокурора был очевиден даже младенцу, А. Матиос в своем посте в Фейсбук счел нужным подчеркнуть, что возвращенные армии боеприпасы — ДЕФИЦИТНЫЕ, то есть ВСУ испытывают острую нехватку именно таких боеприпасов (номенклатуру Матиос старательно перечислил — время на службе, очевидно, было). Тем самым генерал А. Матиос разгласил сведения, относящиеся к государственной тайне. Уже уволили, взяли под стражу? Да нет, еще послужит народу Украины…

Теперь об убийстве.

Как утверждает второй — пока еще живой — свидетель в деле «Украина против России» экс-депутат Госдумы РФ Илья Пономарев, под огонь спецслужб России Вороненкова подставил лично Юрий Луценко. Именно генпрокурор Украины разболтал с телеэкранов о том, что ГПУ располагает особо ценным свидетелем — экс-депутатом ГД РФ Вороненковым, который дал исчерпывающие показания, изобличающие высших должностных лиц Российской Федерации в планировании, руководстве и осуществлении оккупации Крыма и части Донбасса (подробнее об этом: Пономарев рассказал о том, как болтливость Луценко стоила Вороненкову жизни.

По словам Пономарева, Вороненков был в шоке, когда узнал о болтовне Луценко. И только после этого попросил об охране. Которая ему и была предоставлена якобы только после частных усилий главного военного прокурора А. Матиоса, оказавшегося большим поклонником певческого таланта супруги Вороненкова. Якобы, Матиос лично обратился с просьбой об охране Вороненкова к президенту Порошенко, и тот милостиво охрану предоставил.

Но вот здесь и начинаются странности.

Во-первых, Юрий Луценко прекрасно отдавал себе отчет, какая опасность будет угрожать Вороненкову после разглашения его показаний, данных украинскому следствию. Тем не менее, ушлый Луценко на это пошел. Хотя охраны у Вороненкова на тот момент не было.

Во-вторых, лично Луценко и должен был отвечать за организацию охраны особо ценному свидетелю Вороненкову. Технически происходит это так: следователь по делу, в котором фигурирует в качестве свидетеля Вороненков, пишет рапорт на имя начальника своего департамента о необходимости предоставления государственной охраны ценному свидетелю в виду того, что его жизни угрожает реальная опасность. На этот рапорт накладывает свою визу начальник департамента ГПУ, потом — Генпрокурор. После чего Генпрокурор официально, в письменной форме обращается к председателю СБУ с просьбой о предоставлении свидетелю охраны. В случаях, известных автору, параллельно официальным «бумагам», имеющим обыкновение «обращаться» медленно, руководитель ГПУ обращается к главе СБУ в телефонном режиме, и пока нужные бумаги «собирают печати», представители «Альфы» из подразделения, специализирующегося на физической защите участников судопроизводства, выдвигаются к будущему «клиенту» для оценки вероятных рисков и необходимых сил для его охраны. То есть охрана «объекта» начинается сразу же.

В случае с Вороненковым Луценко нарушил все, что только мог:

Натисніть на стрілку що б перейти до наступної сторінки

Оставить комментарий