Россию ожидают новые мощные оплеухи – Пионтковский

2

Сейчас в отношении Украины у президента России Владимира Путина имеются два пути: обострение либо гибридная капитуляция.

Но он затянул с гибридной капитуляцией. Коллективный Запад признал в нем серьезную угрозу и решил «выпотрошить его кошельки».

Выход Украины из СНГ не имеет особого значения, но предоставление украинской православной церкви статуса автокефальной было бы «важным аспектом независимости Украины».

Об этом и многом другом во второй части интервью OBOZREVATEL.UAрассказал российский политолог, журналист, политический деятельАндрей Пионтковский. Первую часть интервью читайте здесь.

Выбор у Путина сейчас – либо идти на обострение, либо то, что я бы назвал гибридной капитуляцией.

Но он затянул с этой гибридной капитуляцией. Обратите внимание, как ужесточилась позиция Запада в последнем совместном заявлении Макрона и Трампа. Была такая формула: отношения могут вернуться к business as usual после выполнения Кремлем Минских соглашений.

Подразумевался выход с Донбасса, а Крым на некоторое время выносили за скобки.

Теперь все заявления формулируются с прекращением агрессии, с возвращением Крыма и так далее.

Запад консолидировался и принял решение о том, что Путин представляет серьезную угрозу для Запада в целом, и решили на него реагировать более серьезно.

 

Например, санкции. Я называю санкции 6 апреля первыми серьезными санкциями. Это конкретное замораживание, а затем и конфискация средств российской верхушки, включая Путина. А это огромные средства – триллион долларов в США и около полутриллиона в Великобритании.

Первые 24 названы. Пойдет и дальше.

— Несмотря на то, что Путин является президентом страны, к нему могут быть применены персональные санкции, его счета могут быть заморожены?

— А у него нет счетов. Но зато счета его известных фронтменов типа Дугина уже заморожены. Среди этих 24 вы найдете и фамилию Богданов – номинального владельца «Сургутнефтегаза».

Вы спросите: почему именно Богданов, а не какой-нибудь Абрамович? А потому что американской финансовой разведке хорошо известно, что это самый большой кошелек Путина, что около 50% акций «Сургутнефтегаза» принадлежат лично Путину.

Так что все эти кошельки будут демонстративно выпотрошены.

 

— На востоке Украины в последнее время наблюдается обострение. По вашему мнению, с чем это связано? Можно ли говорить о какой-то новой, опасной для нас, тенденции или это обычное явление?

— Это и обычное явление. «ДНР» и «ЛНР» живут своей собственной жизнью, они заинтересованы в нагнетании напряженности, потому что в случае каких-то компромиссов речь идет об их ликвидации.

И это часть той дилеммы, которая стоит – не только лично перед Путиным, но и перед всей российской властью.

Я перечислил 3-4 оплеухи, которые Москва получила за последние 2-3 недели, и это будет продолжаться.

 

Еще раз повторю: в этом патовом состоянии это самое худшее и самое позорное для Кремля. Поэтому он стоит перед выбором: либо эскалация, либо гибридная капитуляция.

— Украина приняла решение о выходе из СНГ. Какой может быть реакция Москвы? Или это достаточно формальное объединение, и выход или невыход Украины из него ничего не значит?

— Никакой. Тем более что формально Украина не была членом СНГ – она не ратифицировала Устав СНГ.

Странно, что на четвертый год войны Украина и Россия поддерживают между собой политические отношения, но это уже внутриукраинский вопрос, в который я не хочу вмешиваться.

— Возможно, вы слышали об инициативе по предоставлению украинской православной церкви статуса автокефальной. В настоящее время этот вопрос обсуждается на Синоде Константинопольского патриархата. Президент Порошенко придает этому очень большое значение в контексте становления Украины как независимого государства. По вашему мнению, насколько это важный шаг? Пойдет ли Константинополь навстречу Украине?

— Полностью согласен. Это очень важный аспект независимости Украины. Тем более, что ясно: Московская патриархия – это такое отделение КГБ.

И вообще, раз уж вы меня втянули в эту внутриукраинскую дискуссию, я считаю, что при всех претензиях к Порошенко, прежде всего, по глубине экономических реформ в Украине, я высоко оцениваю его дипломатическую деятельность.

Этот фронт – поддержка Запада – он выдерживает блестяще.

Вы помните, что начиналось с очень вялой реакции Запада. В первые недели – заявление тогдашнего главы НАТО Столтенберга о том, что ни в коем случае не будет военного вмешательства. Или слова Обамы в интервью журналу Atlantic, суть которых сводилась к следующему: ну, что поделаешь, русским хочется изнасиловать Украину гораздо больше, чем нам ее защитить.

 

При таком настроении Запада было очень трудно организовать поддержку. И это заслуга Порошенко. Конечно, это во многом «заслуга» и Путина который открыл еще целый ряд фронтов агрессии против Запада.

Но в целом, если сравнивать сегодняшнюю поддержку Запада и ту, которая была 4 года назад – это, безусловно, победа. Разумеется, не только лично господина Порошенко, но украинской дипломатии в целом. Но за внешнюю политику в Украине ответственен президент.

«>

Источник

Оставить комментарий