Столетие лживого государства

0














Ложь – это питательная среда, без которой такая Россия погибнет, а какая она должна быть другой – никто не знает.

К российской лжи все настолько привыкли, что на оправдания по поводу то ли письма, то ли обращения, то ли заявления, зачитанного покойным Виталием Чуркиным, никого не удивили и не насторожили. Если бы все это происходило на российской территории, то никто бы и не обратил внимания, но произошло это в Совете Безопасности ООН, когда представитель России зачитал текст Виктора Януковича, в котором тот просил о военной помощи. Чуркин для убедительности помахал листком бумаги с текстом, развернул, чтобы камеры успели снять, а потом передал в секретариат ООН – как документ.

Произошло это три года назад, когда в Кремле полагали, что на том этапе операции по «принуждению к миру» Украины, текст Януковича должен был дать понять, что цели России серьезные и моторы танков уже разогреты. По нескольким деталям событий все должно было произойти в точности так же, как за шесть лет до того в Грузии. Русскоязычные Крыма и Донбасса теперь выступали в качестве южных осетин, а Виктор Янукович – в роли Эдуарда Кокойты. Достаточно рассказать сказки о «мирно спящих» или «распятых русскоязычных младенцах» – и все, можно захватывать, оккупировать, аннексировать. Но прежде – красиво соврать, подготовить население и мировое сообщество в том, что Кремль, как и 100 лет назад готов защищать, бороться за мир во всем мире, чтобы камня на камне не осталось.

В 1917 году к власти пришли люди, которые ложь превратили из проступка в государственную политику. Обещали свободу? Создали огромный концлагерь, в котором ГУЛАГ был лишь частью государственного устройства. Обещали землю крестьянам? Заставили все отдать – до последнего мешка зерна, отобрали всю живность и загнали людей в колхозы. Обещали заводы рабочим? Показуха, стахановское движение и социалистическое соревнование заменили достойные зарплаты, а сами заводы превращены в производство устаревших и никому не нужных вещей. Большевики понимали, что ежедневное вранье вызовет обратную реакцию, поэтому решили общаться населением исключительно с помощью пропаганды и репрессий, а все остальное подвергалось цензуре. Кто пытался сопротивляться подвергался аресту и расстрелу. Люди оскотинились настолько, что на коммунистических собраниях запросто требовали «уничтожать как бешеных собак» своих друзей, коллег и соседей.

Большевикам нужна была масса – огромная серая, безвольная и безмолвная масса, которая бы по первому зову партии могла растерзать любого, по приказу пойти воевать с кем угодно, погибать «за Родину, за Сталина». Война стала основным развлечением коммунистов, которые мечтали «мировой пожар раздуть» и установить социализм во всем мире. Сталину было мало одной шестой суши, он хотел быть отцом всех. Людей ломали через колено – проходила чудовищная селекция советского человека, когда арест или расстрел родственника, или соседа вызывал страх, страх порождал лесть и безграничную веру в мифическое светлое будущее. Люди стояли в очереди за костями, которые красиво назвали «супнаборами», и терпели. Им врали – они терпели. Партком собирал собрание и обсуждал семейную жизнь – терпели. Спецмагазины для номенклатуры были забиты дефицитом – терпели. Оплакивали непонятно зачем погибших за тысячи километров от родины – и терпели.

Большевикам удалось создать терпеливую массу с помощью репрессий, уничтожения церкви и частной собственности. И бесстыдного ежедневного, ежеминутного вранья. В 1930-х годах «черные воронки» увозили десятки тысяч заподозренных советской властью, кого в ГУЛАГ, кого на расстрельные полигоны, а советский кинематограф создавал сотни лживых фильмов про «счастливую жизнь» в стране, в которой уничтожалась интеллигенция, офицеры и священники. Напугали одно поколение, в 1930-е и 1940-е выросло новое, уже послушное и запуганное, они безропотно верили про «великую отечественную войну», но ничего не знали, про захват Восточной Польши. Если и знали, то считали, что так и должно быть.

К началу Второй мировой войны, которую в 1939 году начали Германия и Советский Союз, в самом СССР назвали Великой Отечественной, пытаясь ложью скрыть свои преступления. Уже за два года до 22 июня 1941 года Советский Союз оккупировал часть Польши и Финляндии, Литву, Латвию и Эстонию, но ведь это было до Великой Отечественной, а значит в учебниках истории не упоминается как агрессия. Заставить советских людей идти на фронт и погибать за авантюры Сталина опять помогла ложь, воспитываемый с 1917 года страх. Трудно сказать, какое количество фальшивых героев и подвигов совершили с помощью пропаганды, но истерия «величия» и непобедимости» продолжается до сих пор, даже после афганского позора и украинского капкана.

Советские вранье стало смыслом партийной деятельности, когда коммунисты дополняли вранье новым враньем, запутывая реальность, скрывая правду, которой за этим клубком лжи оставалось или совсем немного, или не было уже совсем. Если кто-то из советских людей пытался тронуть этот клубок или, не дай Бог, попытаться распутать, его объявляли преступником, отправляли в лагеря, особо злостных опять расстреливали. Ложь и репрессии всегда находились рядом: чтобы скрыть масштабы репрессий – врали о «шпионах» и «агентах», кто не верил во вранье, того сразу репрессировали. Чудовищная мясорубка перемалывала все – остатки чести и гордости, национальные традиции и религии, языки и историческую память.

На выходе из мясорубки, в 1991 году получилась масса, которая по-прежнему боялась всего, а декларированная свобода и демократия остались пустыми словами, как до того 74 года ничего не значили советские «мир во всем мире» или «наше будущее – коммунизм». Борис Ельцин пытался говорить правду – о коррупции, о правах человека, о демократических выборах, но в декабре 1994 года начал войну против Чечни, а спустя шесть лет ввел в свой кабинет человека, который уничтожил все то, что попытались создать российские либералы из бывших кухонных политологов. И все стало возвращаться, даже быстрее, чем можно было себе представить – цензура, пропаганда, репрессии, однопартийная Государственная дума с «Единой Россией» и ее филиалами. Теперь ложь стала технологичнее и агрессивнее – у власти теперь чекисты, которые не допускают инакомыслия, а тем более – обсуждение их роли в современной России.

Нынешние чекисты оказались в сложной ситуации – СССР был окружен колючей проволокой и любое проникновение западной «заразы» в виде виниловых дисков или жвачки жестко пресекались, а теперь есть интернет и возможность поехать в туристическую поездку. Но чекистам невероятно повезло – в России живут потомки тех, кого в нескольких поколениях воспитывала ложь – пропаганда и цензура. Россияне как летучие мыши летят от света, чтобы забиться в темный угол, который им милее, чем яркий и разнообразный мир. Казалось бы, что можно стать частным собственником и даже открыть свое дело, но все равно не хотят или боятся, а те, кто осмелел, того добивают чиновники-взяточники.

Россияне продолжают жить прошлым враньем, не имея никакого желания жить иначе – так удобно, не хлопотно и никакой ответственности. Им по-прежнему нравится ложь, им опять нравится любить вождя и ходить колоннами, им нравится придуманная история с фальшивыми «героями» и их фальшивыми «подвигами». Россияне опять считают, что «величие» – это размеры страны, а ложь по-прежнему может заменить научные открытия и изобретения. Они верят, что все захваченные в течении последних столетий земли и народы добровольно желали быть захваченными и за это время сами забывали свои языки и культуры. Кажется, что пока в российских школах не переименуют учебники «Истории России» на «Историю российских оккупаций» там ничего не изменится. Фальшивая история воспитала фальшивых людей, живущих в фальшивом мире.

Путин обязательно будет праздновать столетие Великой Октябрьской социалистической революции, он ее идеологический воспитанник, вокруг него находятся люди, которые свято верили в то государство которое они создавали и чью идеологию они защищали. Они не могут убрать с Красной площади мавзолей – это их святыня, они не могут отказаться от многочисленных памятников советским вождям – это их учителя, они не могут отказаться от агрессивной политики в отношении соседей – именно для этого создавалось лживое государство. Потому что что «светлое будущее» для России — это война, благополучие народа – в любви к своему вождю.

Ложь – это питательная среда, без которой такая Россия погибнет, а какая она должна быть другой – никто не знает. Абхазия и Цхинвали, Карабах и Приднестровье, Крым и Донбасс – результат лживой российской политики, убеждающей, что кого-то надо спасать, но потом бросают на произвол. Российская ложь заменяет все чувства: обоняние уже не раздражает пальмовое масло, зрение не замечает виллы, яхты, самолеты и автомобили российских политиков, слух ласкает ложью вождя, вкус не замечает аромата денатурата. Хороший грядет праздник.

Facenews

Натисніть на стрілку що б перейти до наступної сторінки

Оставить комментарий