The Great Gatsby: Complexions оказался немного местным

0














Реклама создавала впечатление, что на сцене Оперного театра, мы снова увидим знаменитую бродвейскую балетную труппу Complexions Contemporary Ballet в грандиозном хореографическом спектакле по мотивам популярного романа, пропагандирующего американские ценности. Тем более, что это произойдёт сразу по окончанию европейского турне.

Кое-что из этого оказалось правдой: тур по нескольким европейским городам, в основном на востоке, привлек внимание, прежде всего русскоязычных эмигрантов; автором музыки к первому акту действительно оказался Константин Меладзе, режиссером-постановщиком – Дуайт Роден, исполнителем одной из ролей – Клиффорд Уильямс из Complexions. А вот киевлянин Денис Матвиенко вовсю насладился амплуа арт-директора и исполнителя главной роли.

В целом этот спектакль трудно назвать балетом в привычном смысле. Это действительно некое новшество – хореографическое шоу, как его поторопились окрестить сами организаторы. Металлические конструкции, выполняющие функцию лаконичных декораций, дополненные по ходу таскаемыми туда-сюда столами и табуретами. Экран, на который проецировался довольно слабый видеоряд и три подвесные конструкции, на которых периодически подвисали герои шоу. Вот и весь антураж. Если к этому добавить не самого высокого качества фонограмму, периодически обрывавшуюся по недосмотру звукорежиссера, да и регулярные промахи режиссера по свету, не поспевавшему за балетом, вышло все как-то местечково.

Начало было даже интересным. Титры как в кино, на сцене красивые движения. Периодически сцену забрасывали то блестками, то «долларами». Балерина, вальяжно прогуливающаяся, попыхивала сигаретой. И музыка была мелодична.

Но дальше все стало рассыпаться. Вместо цельного спектакля обозначился набор плохо стыкующихся между собой сольных номеров с простенькими кордебалетными перебивками. Красивые движения повторялись и быстро надоели. Музыкальный ряд стал «проступать» цитатами. Но в целом первый акт оставил достаточно приятное впечатление, прежде всего ненавязчивостью и легкость хореографии. Достаточно было просто наблюдать за движениями артистов.

Второй акт стал полной противоположностью. Музыка Юрия Шепеты заметно отличалась от не слишком изысканного творения Меладзе. Денис Матвиенко чересчур перетянул внимание на себя. В итоге, из хорошей затеи получилось дешевое подражание бродвейскому мюзиклу.

Источник

Натисніть на стрілку що б перейти до наступної сторінки

Оставить комментарий