В Берлине решение Трампа по Ирану называют его самой большой ошибкой

24

Решение президента США выйти из атомного соглашения с Ираном в Германии называют самым ужасным из всех ужасных несчастных случаев, которые только можно себе представить. Почему — у DW.После катастрофы на Чернобыльской АЭС в немецком политическом лексиконе прочно укоренилось понятие Super-GAU. Если расшифровать аббревиатуру (GAU — Größter anzunehmender Unfall), то понятие можно перевести как "самый ужасный из всех ужасных несчастных случае, которые только можно себе представить".

Именно так — как суперкатастрофу — в Германии оценивают принятое 8 мая президентом США решение выйти из международного соглашения по иранской ядерной программе.

Риск военной конфронтации

В такой оценке единодушны (что бывает нечасто) немецкие политики, депутаты бундестага, дипломаты, эксперты и комментаторы. Лидер парламентской фракции социал-демократов Андреа Налес (Andrea Nahles) назвала решение Трампа "покушением на трансатлантический союз". За 3 минуты и 32 секунды, добавила она, президент США сделал мир менее безопасным.

"Мы оказались на пороге кризисного развития, США поддерживают только Израиль и Саудовская Аравия, — встревожен внешнеполитический эксперт фракции ХДС Родерих Кизеветтер (Roderich Kiesewetter). — Как бы не оказаться на пороге военной конфронтации".

Его коллега из фракции оппозиционной партии "Союз-90"/"зеленые" Омид Нурипур (Omid Nouripour), семья которого в свое время бежала из Ирана, считает решение Трампа "более губительным, чем даже ошибочное решение Джорджа Буша совершить в 2003 году вторжение в Ирак". Почему? Потому, поясняет он, что соглашение с Ираном "было огромной преградой на пути распространения ядерного оружия в этом регионе".

"Северная Корея" у берегов Персидского залива

Такой точки зрения придерживается и глава Мюнхенской конференции по безопасности, патриарх немецкой дипломатии Вольфганг Ишингер (Wolfgang Ischinger), предвидящий опасное обострение ситуации на Среднем и Ближнем Востоке вследствие решения Трампа, которое он называет "самой большой его ошибкой с самыми серьезными последствиями".

Вот и комментатор Второго канала телевидения ФРГ (ZDF) предлагает настроиться на то, что Тегеран возобновит свою программу разработки ядерного оружия, до обладания которым — в момент подписания соглашения в 2015 году — ему оставалось, как считают эксперты, всего три месяца. "Трамп открыл путь к созданию "Северной Кореи" у берегов Персидского залива, — считает комментатор, — а заодно дал пощечину своим союзникам — Макрону, Мэй и Меркель".

Пощечина Берлину

Для Берлина эта пощечина особенно звонкая. Ведь Германия принимала участие в многолетних переговорах с Ираном, не имея, как другие страны — США, Китай, Россия, Франция и Великобритания — статуса постоянного члена Совета Безопасности ООН. Козырем Германии были ее дипломаты, в частности, руководивший немецкой делегацией Михаэль Шефер (Michael Schaefer).

Именно он первым применил понятие Super-GAU, оценивая решение Трампа выйти из соглашения с Ираном, которое, уточнил Шефер, пусть и не идеальное, но давало время и возможность вовлечь Иран в процесс дальнейших международных переговоров. "Трамп лишил нас такой возможности", — констатирует дипломат. — Это самая ужасная из всех самых ужасных катастроф, которые только можно было себе представить".

По его мнению, теперь европейцы должны сами позаботиться об обеспечении своих интересов в сфере безопасности и с участием России и Китая возобновить диалог с Тегераном, попытаться убедить его в целесообразности соблюдать и дальше взятые на себя обязательства по соглашению 2015 года.

Об этом речь пойдет уже в этот четверг, 10 мая, когда со своим первым визитом в Москву отправится новый министр иностранных дел Германии Хайко Мас (Heiko Maas). Вообще-то он собирался обсудить с Сергеем Лавровым в первую очередь ситуацию в Сирии и на востоке Украины, но Дональд Трамп внес поправки в запланированную МИД Германии повестку дня переговоров в Москве.

Немецкие фирмы в орбите санкций США

Встревожен немецкий бизнес. Сразу два крупных предпринимательских союза — Федеральное объединение немецкой промышленности (BDI) и Федеральное объединение торгово-промышленных палат Германии (DIHK) — обратились к правительству ФРГ и Еврокомиссии с призывом защитить их коммерческие интересы в Иране. Под угрозой они потому, что президент США однозначно пригрозил европейцам: любой, кто будет торговать с Ираном, должен считаться с тем, что и он станет жертвой жестких американских санкций.

Германия — один из важнейших торгово-экономических партнеров Ирана в Евросоюзе. Правда, объем двусторонней торговли скромный — 3,4 миллиарда в 2017 году, хотя он и подрос после частичной отмены западных санкций после 2015 года. Значительная часть этой торговли — экспорт иранской нефти, но и немецкие инвесторы проявляют интерес к коммерческим перспективам в Иране.

Так, концерн Siemens уже начал реализацию крупного лицензионного проекта по производству в Иране газовых турбин и железнодорожных локомотивов. Подписан также двусторонний протокол о намерениях, предусматривающий в дальнейшем заключение соглашения об участии немецкого концерна в модернизации иранской железнодорожной инфраструктуры.

Член правления Siemens Ральф Томас (Ralf Thomas) заявил в эту среду, 9 мая, что "вещи, которые мы начали (в Иране. — Ред.), мы закончим, если это будет возможным в правовых рамках". Не исключено, однако, что эти рамки изменяться, и, заверил Томас, его концерн будет, разумеется, придерживаться всех экспортных предписаний.

Германия, Франция и Великобритания заявили, что ЕС не последует за США и не станет вводить новых санкций против Ирана, если Тегеран будет и далее соблюдать соглашение 2015 года. Представители немецкого правительства, однако, пока уклоняются от ответа на вопрос, готово ли оно компенсировать возможные потери отечественных фирм, если они подпадут под штрафные меры США.

Цены на нефть уже пошли вверх

Впрочем, если такие компенсации или кредитные гарантии и будут обещаны, воспользуются ими с тем, чтобы остаться на иранском рынке, только очень немногие и, скорее всего, мелкие или средние фирмы. Для таких гигантов, как Siemens или немецкие банки, куда важнее рынок американский.

Нельзя сравнивать прибыли, которые получают немецкие фирмы в США, с доходами от сделок с Ираном, пояснила корреспонденту DW Клаудиа Кемферт (Claudia Kemfert) из Немецкого института экономических исследований (DIW). И если они окажутся перед выбором — сворачивать свою деятельность в США или в Иране, то они примут решение явно не в пользу Ирана, какие бы обещания им ни давали чиновники ЕС.

"Важнейшие рынки сбыта для немецких компаний — это Европа, США и Китай, — напомнила Кемферт. — Иран тоже играет определенную роль, но не доминирующую". Негативные последствия для немецкой экономики она видит, скорее, от роста цен на нефть, который она предвидит вследствие нацеленности американских санкций именно на иранскую нефтедобывающую отрасль.

Между тем нефть уже подорожала. Утром в среду, 9 мая, она стоила 76,80 долларов за баррель сорта Brent — на 1,95 доллара больше, чем накануне решения Трампа. Но то, что плохо для покупателей нефти, заметила Кемферт, хорошо для стран-экспортеров, в частности, России.

Эта новость также на сайте Deutsche Welle.

Facenews

Оставить комментарий