В Минских соглашениях заложены «бомбы» для независимости Украины — Боровой

14

«Украина для Путина является инструментом воздействия на международную политику, позволяющим создавать ощущение расширения влияния России на другие страны», — считает российский оппозиционный политик. 

Минские соглашения — это чистая формальность. По сути, это соглашения Украины с агрессором и принятие его условий. В Минских соглашениях заложены «бомбы» для независимости Украины.

Такое мнение высказал сегодня российский политик Константин Боровой.

Европейские политики очень любят переговорные процессы и создание условий, когда прекращаются активные действия и возникает бюрократический переговорный процесс. Минские соглашения — из этого разряда. Они точно такие же, как соглашения Медведева и Саркози о приостановлении военных действий в Грузии — абсолютно бессмысленные соглашения, которые ставили на одну доску агрессора и жертву агрессии. Минские соглашения из того же ряда: агрессор, который демонстрирует, что пытается занимать объективную позицию, и жертва агрессии, от которой требуются какие-то уступки агрессору. Это бессмысленное и вредное соглашение.

Украина должна и может решать эту проблему самостоятельно. И еще очень важно — она должна решать вопросы внутреннего устройства, реформ, которые должны помочь решить в том числе и проблемы независимости государства.

В этой части Украина, к сожалению, очень притормозила свои действия. Коррупция, почти как в России, стала элементом государственного управления. Кроме того, сдерживаются экономические реформации. Нынешняя структура власти в Украине не вполне отвечает требованиям структуры власти демократического государства.

Надеюсь, что европейские лидеры постепенно начали убеждаться в том, что Россия сейчас недоговороспособна, она не может вести переговоры. Все форматы — и минский, и нормандский — нужны России не для того, чтобы участвовать в решении проблемы, а для того, что отодвинуть это решение как можно дальше во времени и сохранить очаг нестабильности, который нужен Москве и российским спецслужбам для влияния на международную политику, в частности, на европейскую, а также для влияния на Украину, для шантажа Украины. Я считаю, что нормандский формат, как и минский — это не способ решения проблемы. Это способ решения проблем России, которая пытается остаться в переговорном поле, в числе адекватных государств. Очевидно, к европейцам приходит понимание того, что адекватность России уже очень относительна…

Изначально идея Путина состояла в том, чтобы «голубые каски» окружили этот регион, то есть фактически «заморозили» оккупацию и не позволяли бы Украине контролировать свою территорию. Такая маленькая хитрость.

Но, думаю, даже наличие «голубых касок» на территории, оккупированной Россией и бандитами, мало что даст в направлении решении проблемы.

Сегодня многое, если не все, зависит от самой Украины. Противодействие агрессии дипломатическим путем — это какой-то абсурд. А Петр Порошенко говорил это несколько раз, настаивая на том, что нет военного решения — есть только дипломатический путь. Но не бывает дипломатического решения проблемы агрессии, есть только военное решение — это должен знать хоть сколь-нибудь опытный политик.

Я думаю, что Украине необходимо выходить из многих соглашений с Россией. Присутствие Украины, флага Украины на совещаниях Содружества независимых государств — это абсурд. Грузия в свое время после агрессии вышла после содружества. Я удивляюсь, почему Украина все еще остается в СНГ.

Думаю, что Украине необходимо также сворачивать дипломатические и торговые отношения с Россией. Понятно, что это может нанести какой-то ущерб Украине, но жизнь граждан Украины, которые гибнут на востоке, значительно ценнее, чем доход, продолжение сотрудничества с Россией.

Мне кажется странным, например, что попытки гражданского общества приостановить торговые отношения с Крымом вызывают такое неприятие со стороны официального Киева. В этом наблюдается разрыв между интересами общества и интересами власти. И этот разрыв очень опасный. Хотя такой разрыв наблюдается не только в этом вопросе, но и по другим. Например, в вопросе использования силовых методов для противодействия агрессии. Это опасный признак трансформации Украины из демократического общества в похожее на российское авторитарное общество.

Украина для Кремля, для Путина является инструментом воздействия на международную политику, инструментом, позволяющим хотя бы создать ощущение расширения влияния нынешней Российской империи на другие страны. Эту же задачу Путин решал в Грузии. Эту же задачу он решал и в Сирии.

Украина для Путина — это не потребность в захвате территории. Это — точка нестабильности, созданная искусственно, которая позволяет влиять на многие международные процессы, в том числе и на взаимоотношения России с европейскими странами.

Такую «точку нестабильности» создали российские спецслужбы. В интересах Путина поддерживать эту нестабильность в Украине. И тут большая часть проблемы — военные действия на востоке Украине, и значительная часть — это нестабильность внутри самой Украины и противодействия реформациям внутри нее.

Я был шокирован, когда некоторое время назад, заявив о поддержке Михеила Саакашвили, увидел атаки троллей на мой очень влиятельный блог (у меня 140 тысяч подписчиков). И эти атаки троллей производились не только со стороны российских «фабрик троллей», но и со стороны возникших в последнее время «фабрик троллей» на территории Украины. И они работали синхронно, с одними и теми же установками.

Поскольку я помогал в создании антипропагандистских структур в Украине, которые потом превратились в пропагандистские структуры, я испытываю некоторое чувство вины, поскольку в этой трансформации есть и мои усилия, мои ошибки.

«>

Источник

Оставить комментарий