В роддоме требуют взятку? История мамы, которая боролась с коррупцией

1














​Выбрать роддом – это полдела. А вот оплатить якобы бесплатные услуги в перинатальном учреждении – куда сложнее. Смелая мама Любовь Величко рассказала свою историю борьбы с взятками в роддоме.

Любовь Величко – мама из Киева, соответственно проверять ей довелось столичные родильные дома. Взятки в роддоме начинаются с УЗИ и заканчиваются непосредственно договоренностью с врачом о родах. Сумма получается немаленькая… Под прицел мамы попал Киевский городской родильный дом №2. Читайте историю о том, как Любовь боролась с коррупцией.

Беременная пациентка молча лежит на кушетке. Слева от нее у стола, полного блюд, жуют бутерброды и общаются четверо врачей. В комнате — густой запах жареного мяса и кофе. Окно напротив пациентки настежь открытое — медсестра решила проветрить палату, чтобы запах пищи выветрился. А на улице — 8 градусов мороза…

Наглость как привычка

— У кого это сегодня День рождения?, — со всей силы стараюсь не выдавать свой гнев, зайдя в комнату в поисках медсестры.

— Ни у кого. Мы завтракаем. Ведь с восьми утра на работе, дома не успеваем.

Через два месяца я встретила эту несчастную беременную женщину в роддоме. Оказывается, из-за таких «проветриваний» она простудила спину и еще несколько недель мучилась от боли. Потому что молча терпела наглость врачей.

А мое терпение после пяти месяцев борьбы за свои законные права в поликлинике наконец лопнуло. Рука сама тянется к телефону — чтобы пожаловаться на нерадивых медиков.

И здесь возникает вопрос — куда же эффективнее жаловаться?

Если загуглить фразу «горячая линия медуслуги», интернет выдаст десятки различных номеров и е-мейлов госучреждений и общественных организаций. И когда встает вопрос эффективности, нужно проверять все на практике. И в третьем триместре беременности у меня выпала такая возможность.

Во время очередного визита в женскую консультацию, гинеколог дала мне направление на ультразвуковое исследование в роддом №2, что в городе Киеве.

— Это обследование будет для меня бесплатным?, — спросила я у врача.

— Конечно. Это же государственный медучреждение, — заверили меня.

В кабинете УЗИ меня встретил молодой врач и медсестра. Аппарат помог определить, что моя беременность проходит с осложнениями и необходима срочная госпитализация. Но в роддоме №2 о бесплатности медицинских услуг ничего не слышали:

— Вы в курсе, что за УЗИ надо заплатить?, — спросила медсестра, когда я попросила дать мне задокументированы результаты исследования.

— То есть?, — после многих месяцев хождения по кабинетам поликлиники я все еще не перестаю удивляться наглости врачей.

— Бесплатно мы предоставляем эту услугу только тем женщинам, которые находятся у нас в стационаре. Вам придется заплатить 300 грн. — Безапелляционно пояснила женщина.

— Но … Если я не могу заплатить?

— Тогда документ мы вам не отдадим, — медсестра сжала в руках заполненный бланк так, как будто я собиралась забирать его силой.

— Представьте, что вы пришли ко мне домой и покрасили мне стены, а я отказываюсь вам платить. Разве так можно?, — предоставил железный (по его мнению) аргумент врач.

Адекватность данного диалога стала под вопрос. Лишний раз нервничать мне нельзя. У меня двойня. И больше всего в этой ситуации меня поразила даже не наглость, а бесчеловечность этих двух человек в белых больничных халатах.

Ведь они видели неутешительные результаты исследования.

Они знали, что без этого документа я не смогу быть госпитализирована, чтобы получить надлежащее лечение. Они понимали, что жизнь двух крошечных деток — под угрозой. Но желание заработать 300 гривен оказалось сильнее.

Чтобы положить конец наглости, я решила обратиться в три инстанции: на «горячую линию» Министерства здравоохранения, в Департамент здравоохранения Киевской горадминистрации, а также в полицию.

Учитывая тот факт, что разговор о вымогательстве денег за справку проходил в кабинете без свидетелей, я понимала, что доказать вину медиков будет очень сложно. Именно из-за безнадежности редко кто из будущих мам, которые попадают в аналогичную ситуацию, обращаются за защитой к профильным официальным госструктурам.

А я решила попробовать. Ведь для работника государственного медучреждения ударом по репутации является уже сам факт приезда к нему людей в форме после жалобы пациентки о вымогательстве денег (а за это, между прочим, по закону, можно на несколько лет загреметь за решетку).

Проверка «сверху» (когда речь идет о реагировании на жалобы профильным государственным ведомством) — тоже страшный сон для работников бюджетной сферы: о таких делах мгновенно становится известно всем коллегам по цеху, включая главного врача. И разговоры на тему «как к Александру Григорьевичу приезжала полиция», как ни крути, выполняют большую воспитательную функцию.

Полиция открыла дело

Для начала я позвонила в «102» и коротко рассказала о позорном поведении врачей. Патруль приехал в роддом через 15 минут. Меня уже на месте не было, поэтому с полицейскими я встретилась через несколько часов уже в райотделе.

— Вы — молодец, что обратились к нам. О коррупции в роддомах знают все, но почему-то почти никто не заявляет об этом в полицию. Вот и чувствуют себя медики абсолютно безнаказанно, — подбодрил меня патрульный полицейский Андрей.

По его словам, я — первая, кто за время его службы позвонил с заявлением о вымогательстве денег работниками государственного медучреждения.

— Вы бы видели выражение лица медперсонала, который нас увидел в коридорах. Мы там сильно всех напугали. А у того парня, который вам делал УЗИ, руки тряслись, — рассказал полицейский.

Посетив райотдел для дачи показаний, оказалось, что женщина-следователь, которая взялась за мое дело, рожала в роддоме №2.

— У меня тоже требовали благотворительные взносы, намекали, что без денег никто мной серьезно заниматься не будет. Мне на помощь пришел муж (он тоже работник милиции) и жестко поговорил с кем надо. Но даже я не решилась написать заявление, — поделилась горьким опытом Оксана Патченко.

Мы нашли общий язык и два часа говорили, как старые добрые знакомые. Женщина подтвердила слова Андрея — беременные молчат о моральных издевательствах над ними, и тем более о случаях коррупции.

Моя настойчивость была небесполезной — против врача и медсестры было возбуждено уголовное дело по статье «вымогательство».

Киевская мэрия шлет отписки, телефоны Минздрава не отвечают

Гораздо скромнее отреагировали на мою жалобу (озвученную по телефону «горячей линии») в Департаменте здравоохранения КГГА: через две недели я получила письмо на двух страницах с отчетом о проведенных мероприятиях. Если коротко, то ответ имел следующее содержание:

«После проведенного исследования врачом УЗИ Козыренко С.Е. вам было предложено, по возможности, внести благотворительный взнос в кассу КГРД (киевского городского родильного дома) №2. Благотворительные взносы гражданами Украины могут предоставляться исключительно на добровольных началах. Решение предоставлять их или не предоставлять, зависит только от граждан и не влияет на качество медицинской помощи.

В дальнейшем в случае возникновения проблемных вопросов относительно предоставления акушерско-гинекологической помощи в Киевском городском роддоме №2, вы можете обратиться непосредственно к главному врачу Пехньо Татьяне Васильевне, конт. тел. 432-85-71», — сообщил заместитель директора Департамента, начальник управления по организации медицинского обеспечения О.Коваленко.

Таким образом, киевские чиновники закрыли глаза на то, что без денег мне отказались выдавать справку о результатах УЗИ. Поэтому обращение в КГГА в контексте привлечения врачей к ответственности, как по мне, — бесполезное дело.

А вот специалисты «горячей линии МОЗ» в течение получаса упорно игнорировали мои звонки — трубку никто не брал. «Пишите письма мелким почерком»…

Так или иначе, уже через два часа после моих устных телефонных обращений ко мне на мобильный позвонили из поликлиники и льстивым голосом умоляли прийти в приемное отделение роддома, чтобы забрать результаты УЗИ.

Натисніть на стрілку що б перейти до наступної сторінки

Оставить комментарий