В застенках «Беса»

0














45-летний начальник управления полиции Дарницкого района Киева Сергей Чернышев — выходец из Донбасса. Весной 2014 года он служил в Горловке в должности начальника Никитовского райотдела милиции. Был захвачен в плен боевиками, после перенесенных пыток полгода не мог встать на ноги. Но нашел в себе силы вернуться в строй.

Начальник Дарницкого районного управления Национальной полиции Киева, три года назад вырвавшийся из плена российского диверсанта Игоря Безлера, заново научился ходить и вернулся на службу

— Сергей Владимирович, ваши товарищи по работе рассказывают, что в оккупированной Горловке вы были первым милиционером, кого весной 2014 года боевики взяли в плен. В то время многие правоохранители, не желая переходить на сторону оккупантов, но понимая, что боевики будут им за это мстить, срочно выезжали на мирные территории. Почему вы не последовали их примеру?

— Я не успел и подумать о таком варианте, как оказался лицом к лицу с самым одиозным оккупантом Горловки — кадровым российским офицером Игорем Безлером с позывным «Бес». Он лично руководил захватом горуправления милиции, а затем объявил себя «военным комендантом» города.

Игорь Безлер — диверсант «Бес». Фото Павла Каныгина

Меня назначили начальником Никитовского райотдела милиции в Горловке 11 апреля 2014 года. А на следующий день началась оккупация городов севера Донбасса, одновременно были захвачены горотделы милиции в Славянске, Краматорске и Лимане.

Ночью «парламентеры» от «Донецкой народной республики» явились и в наш райотдел. Я столкнулся с ними, вернувшись на работу после выполнения важного задания. Тогда милицией Горловки руководил Андрей Крищенко (сегодня он возглавляет Главное управление Национальной полиции в городе Киеве). Андрей Евгеньевич, узнав о том, что в Славянске после захвата горотделов милиции и СБУ «добытые» в этих зданиях около 500 единиц оружия раздали на площади участникам пророссийского митинга, дал команду срочно эвакуировать из райотделов Горловки табельное оружие и рабочие документы. Мы выполнили этот приказ.

А по возвращении я увидел перед райотделом человек 50 «пикетчиков» в масках. Судя по манере речи, это был наш «родной» контингент — местные ранее судимые, алкаши и наркоманы. Этими людьми явно кто-то руководил — сами они не способны ни на какие акции. «Делегаты» попросили меня снять со здания флаг Украины. Я отказал, заявив им: «Вы — граждане Украины. Это — территория Украины. Какие тут еще могут быть флаги, кроме украинского?» И предложил разойтись по домам.

Спустя два дня, 14 апреля, Горловское горуправление милиции было захвачено. Андрей Крищенко и его тогдашний первый заместитель Герман Леонидович Приступа (ныне начальник Шевченковского районного управления Национальной полиции Киева) дали отпор нападавшим. Но силы были неравны. Дежурную часть разгромили, а Приступа и Крищенко с травмами попали в больницу.

Оккупант Безлер назначил «народным начальником милиции» бывшего начальника патрульной службы Горловки Александра Шульженко, который тут же вместе с группой примкнувших к нему подчиненных присягнул «Бесу» на верность и нацепил георгиевскую ленточку. В тот же день был разгромлен Центрально-Городской райотдел милиции.

Ко мне снова пришли «ходоки» от «ДНР»: «Давайте совместное патрулирование наладим». Я ответил, что у нас собственных сил достаточно. Звонил мне и новоявленный заместитель предателя Шульженко: «Надо обсудить, как мы с вами будем работать. У нас же теперь новый начальник». Я ответил, что начальник у меня прежний — Крищенко. «Вы об этом пожалеете, ведь скоро здесь будет Россия», — пригрозил он мне.

Обстановка в городе накалялась ежечасно. Сепаратисты под руководством российских диверсантов постепенно захватывали власть и прибирали к рукам все ключевые объекты.

Мы, выполняя будничные милицейские обязанности, попутно документировали и преступления захватчиков. Собирали информацию о группе Безлера — устанавливали их связи, личности тех, кто им помогает, транспорт, на котором они перемещаются. Все это протоколировали, затем обменивались информацией в узком кругу коллег-единомышленников. Мы надеялись, что вскоре вместе с украинской армией милиция будет освобождать захваченный город. Но увы…

— Наработки так и не пригодились?

— Пригодились. В частности, благодаря им после освобождения ряда городов были задержаны приспешники оккупантов, которые не удрали на захваченные территории или не смогли осесть в России и вернулись домой. Они надеялись избежать ответственности. Но благодаря наработанной нами базе данных кто-то уже «сидит», кто-то привлечен к ответственности заочно, объявлен в розыск. Никто из предателей не избежит суда и заслуженного наказания! Это лишь вопрос времени.

— Но, наблюдая за боевиками и их пособниками, вы ведь понимали, что и они следят за вами и могут отомстить?

— Конечно, понимал. Тем более что уже 17 апреля был похищен депутат Горловского горсовета Владимир Рыбак, которого вывезли в Славянск, где в тот же день убили. Ему отомстили за то, что он пытался снять со здания горсовета вывешенный участниками сепаратистского митинга флаг «ДНР». Патриотам стало опасно оставаться в захваченных городах.

— А вы как попали в плен?

— За мной уже следили — надеялись узнать, куда перемещено табельное оружие Никитовского райотдела. Шестого мая я, проведя утреннюю оперативку с сотрудниками, выехал по служебным делам на своей машине. Но едва отъехал от райотдела, как со мной поравнялся автомобиль «ДЭУ». В нем опустили стекла, и я увидел в салоне четверых российских десантников — в форме, голубых беретах, с автоматами Калашникова. Направив в мою сторону оружие, россияне знаками приказывали мне остановиться. Я знаками же поинтересовался — зачем. В ответ они выстрелили поверх моего авто. Пришлось остановить машину и выйти. Мне тут же скомандовали: «Ноги — на ширине плеч, руки на капот». Обыскали, вытащили у меня удостоверение с прежнего места работы — замначальника УБНОН, которое я еще не успел сдать. «Трафик тут налаживаешь?» — они пытались обвинить меня в коррупции. Тогда это только входило в моду — захватывать людей и, обвиняя их в чем-либо, грабить, отправлять «на подвал», убивать. Я ответил, что работаю уже в должности начальника райотдела. Десантники доложили об этом по телефону Безлеру и Шульженко. Те велели им доставить меня в Горловское гор­управление милиции, которое в тот момент было штабом террористов и приобрело «славу» пыточной.

Допрашивать меня явились оба — и Шульженко, и Безлер. На меня надели наручники и забрали блокнот, в котором я документировал в том числе и их преступления. Полистав этот блокнот, Безлер скомандовал: «Тащите его в подвал!»

Уже там «Бес» забрал у меня удостоверение и телефон. Обнаружил, что я звонил своему начальнику Крищенко, и взбесился: ведь считал, что теперь главный в Горловке он! Демонстративно перезарядив пистолет, Безлер спросил меня: «Где оружие, которое ты вывез из райотдела, и где Крищенко?» Я ответил: «Не знаю». И он тут же прострелил мне обе ноги, всадив по две пули в каждое колено и еще одну — в голень. Затем набрал с моего телефона Крищенко, велев сообщить ему, где я и что со мной произошло. Я доложил начальнику все как есть. Безлер выхватил телефон и стал требовать у Крищенко милицейский арсенал. Но, конечно же, ничего не добился.

Натисніть на стрілку що б перейти до наступної сторінки

Оставить комментарий