Владимир Кара-Мурза считает протесты поворотным моментом

2














В интервью DW российский оппозиционер Владимир Кара-Мурза-младший объяснил, почему он считает антикоррупционные акции 26 марта началом новой волны протестов и когда вернется в Россию.Российский оппозиционер, федеральный координатор "Открытой России" Владимир Кара-Мурза-младший объяснил корреспонденту DW в Вашингтоне Михаэлю Книгге, почему он считает прошедшие 26 марта антикоррупционные протесты поворотным моментом и когда собирается вернуться в Россию.

DW: Как вы оцениваете значение демонстраций, прошедших по всей России в конце минувшей недели, и особенно тот факт, что в них участвовало большое количество молодежи?

Владимир Кара-Мурза-младший: Я думаю, что это ключ, это поворотный момент. После протестов меня спрашивали, был ли я удивлен, и я должен признать, что я был удивлен масштабами, тем, насколько широкими оказались эти протесты. Они прошли в 82 городах по всей России с запада до востока, на территории 11 часовых поясов от Владивостока до Калининграда. Это были самые масштабные протесты с начала 1990-х годов.

Но особенно поражает то, кем были участники протестов. Это были преимущественно молодые люди, студенты университетов 20-30 лет и даже подростки. Это новое поколение, это поколение Путина, люди, которые, несомненно, воспитывались и, во многих случаях, родились при Владимире Путине. Среди этого поколения усиливается осознание того, что режим обкрадывает их и не только буквально в смысле коррупции, против которой и были направлены эти протесты, но и крадет у них будущее и перспективы, и что этот режим находится в тупике.

И, откровенно говоря, я думаю, что Путин по сути ничего не сможет поделать по этому поводу. Поэтому я думаю, что это на самом деле поворотный момент, и это только начало новой волны продемократических и антикоррупционных протестов по всей России, и мы увидим еще очень много таких протестов в ближайшие месяцы и годы.

— Вы хотите, чтобы Вашингтон занял более жесткую позицию по отношению к правительству России. Какие конкретно шаги должны, по-вашему, предпринять США?

— Быть честными по поводу происходящего в России и просто называть вещи своими именами. Это базовый шаг. Но еще очень важно соблюдать те принципы, которые они, я имею в виду западные страны, проповедуют. Если западные лидеры говорят, что их системы основываются на демократии, законе и уважении прав человека, то они не должны принимать людей в окружении Путина, которые замешаны в нарушении прав человека и коррупции. А мы очень хорошо знаем, что чиновники и олигархи, приближенные к Кремлю, спрятали деньги в западных банках, отправили детей учиться в западных школах и, как мы теперь знаем, купили особняки, дворцы и виноградники в западных странах. Это должно прекратиться, потому что это лицемерие. Это двойные стандарты.

Кремлевская пропаганда любит утверждать, что мы обращаемся к Западу за политической поддержкой, за финансовой помощью, за сменой режима и другой чепухой, которую они выдумывают. Конечно же, мы не делаем ничего подобного. Единственное, о чем мы просим — это соблюдать те самые принципы, которые они декларируют.

— Вы встречались и разговаривали с американскими конгрессменами здесь в Вашингтоне. Считаете ли вы, что их позиция в отношении России изменилась с тех пор, как к власти в начале этого года пришла администрация Трампа?

— Несколько членов Конгресса из обеих палат и обеих партий имеют давно занимаются вопросам, связанным с правами человека в России и других стран. К примеру, когда несколько лет тому назад был принят "закон Магнитского", это было сделано при огромной поддержке обеих партий. В Соединенных Штатах существует разделение властей, и то, что делают члены Конгресса, не зависит от того, кто является президентом и какая у власти администрация. И люди, с которыми я рад был встретиться в последние дни (я встретился с людьми, которые говорили от моего имени после того, как я был отравлен в феврале, так что я в первую очередь хотел поблагодарить их) и обсудить общую ситуацию с правами человека в России, — это те самые люди из обеих палат Конгресса, которые давно занимаются правам человека, и я знаю, что они будут работать над этим и дальше.

— Но насколько вы довольны позицией Белого Дома в отношении России и нарушений прав человека в этой стране?

— Об этом говорить пока рано. Со времени прихода новой администрации не прошло даже 100 дней, и была только одна двусторонняя встреча между (главами МИД США и России — Ред.) Тиллерсоном и Лавровым. Поэтому еще слишком рано судить о том, какую позицию займет Белый Дом, так что, я повторю, единственное, к чему мы хотели бы призвать западных лидеров, в том числе США, так это соблюдать собственные принципы.

— Вы поддерживаете выдвинутое в Конгрессе предложение переименовать улицу перед российским посольством в Вашингтоне в честь Бориса Немцова. В чем заключается символическая важность этого шага и насколько оптимистично вы оцениваете шансы на то, что эта идея будет реализована?

— Во-первых, это очень важно для многочисленных друзей и коллег Бориса Немцова в России. С момента его убийства не прошло и двух лет. Причем его не только убили, но и пытаются убить память о нем. Почти каждую ночь коммунальные власти Москвы с помощью полиции разрушают неофициальный памятник Немцову на мосту, крадут цветы, крадут портреты, крадут свечи. Конечно, на следующее утро появляются новые цветы, новые портреты и новые свечи, потому что люди помнят. Однако если говорить об официальных действиях в этом плане, то московские власти постоянно отвергают любые инициативы и петиции. Они даже не позволяют нам установить небольшой знак на том месте, где он был убит или на том доме, где он жил в Москве.

Поэтому очень сохранить память о Борисе Немцове там, где мы сегодня можем это сделать. Я знаю, что придет день, когда его имя будет увековечено в Москве, но сейчас очень важно сделать это там, где возможно. Поэтому я от всего сердца поддерживаю инициативу группы сенаторов, опять же от обеих партий, которые выдвинули этот законопроект (законопроект S459) о присвоении имени Бориса Немцова территории перед зданием российского посольства в Вашингтоне, назвав его Boris Nemtsov Plaza. Это очень важно и символично, поскольку это знак того, что люди помнят. Многие друзья и коллеги Бориса Немцова очень благодарны за эту идею и мы сделаем все возможное, чтобы поддержать ее. И я, конечно, очень надеюсь на то, что этот законопроект будет в скором времени принят.

— Вы упомянули о последнем покушении на вашу жизнь. Вы теперь вернетесь обратно в Россию?

Я действительно хочу вернуться. Но не сейчас, сначала мне нужно восстановить здоровье. В прошлый раз мне потребовалось больше года, чтобы восстановиться после отравления. Поэтому на этот раз я буду восстанавливать здоровье столько, сколько потребуется, но как только это случится, я хочу вернуться и возобновить свою работу, потому что я считаю очень важным то, что мы делаем, мы беспокоимся о нашей стране, о ее будущем, и мы будем продолжать свою деятельность.

Беседовал Михаэль Книгге, Вашингтон

Эта новость также на сайте Deutsche Welle.

Facenews

Натисніть на стрілку що б перейти до наступної сторінки

Оставить комментарий