Владимир Некляев: В Беларуси нет либерализации, которую увидел Запад

1














Один из лидеров Белорусского национального конгресса Владимир Некляев рассказал DW о своем задержании ОМОНом на вокзале в Бресте в ночь с 24 на 25 марта. Сейчас политик находится в местной больнице.Экс-кандидат в президенты Беларуси, один из лидеров Белорусского национального конгресса (БНК) Владимир Некляев рассказал DW о своем задержании ОМОНом на вокзале в Бресте в ночь с 24 на 25 марта, когда политик направлялся в Минск. Сейчас он находится в брестской больнице скорой помощи после перенесенного гипертонического криза.

Вместе с другим оппозиционером Николаем Статкевичем Некляев был в числе организаторов самой первой акции протеста против президентского "декрета о тунеядстве", которая прошла в Минске 17 февраля в Минске и положила начало протестным выступлениям в разных городах республики. 25 марта в День Воли оба лидера БНК должны были воглавить шествие по проспекту Независимости белорусской столицы. Но Статкевич с 23 марта не выходит на связь, а сам Некляев вынужден проходить курс лечения для нормализации кровяного давления.

DW: Что произошло с вами в Бресте и как вы себя чуствуете?
Владимир Некляев: Сейчас уже все в порядке, вот только sim-карту на моем телефоне варварски разломали при задержании. Я возвращался в Беларусь поездом из Польши, прошел таможенный и паспортный контроль в Бресте и вздохнул с облегчением. Если меня отпускают, значит власти в Минске разрешили людям пройти мирным маршем на День Воли. Но только подумал об этом, как меня тут же арестовали.

Организовал задержание Брестский отдел КГБ, а исполнял ОМОН. Ночь я провел в тюремной камере. От перенесенного стресса поднялось давление. Нужно отдать должное брестским медикам, для которых заключение милицейского врача о состоянии моего здоровья оказалось важнее инструкций КГБ, в отличие от минских врачей, которые в день выборов 2010 года сдали меня в КГБ избитого с черепно-мозговой травмой.

В Бресте меня положили в больницу скорой помощи, и товарищам в штатском ничего не оставалось, как с этим согласиться.

— Вы находитесь под охраной или можете свободно покинуть стационар после лечения?

— Свидания мне разрешены, меня навещают, но люди рассказывают, что охрана стоит и меняется. Так что, как все сложится дальше, я не знаю.

— Как вы оцениваете массовые задержания демонстрантов в День Воли 25 марта и в другие дни, когда белорусы выходили на акции протеста против "декрета о тунеядстве"?

Натисніть на стрілку що б перейти до наступної сторінки