Восстания и погромы, спровоцированные силовыми структурами. Как это было в СССР

2

чт, 10/05/2018 — 16:30

Тяжелая советская наследственность до сих пор довлеет над нами.

В наше, затянутое дымом пылающих шин время, люди постарше с ностальгией вспоминают период «либерального социализма», как некую «эру умиротворения» с законопослушными гражданами и строгими, но благожелательными милиционерами. Другие, впадая в крайность противоположную, живописуют времена «тоталитарного строя», когда затравленный народ с психологией крепостного даже помыслить не мог о том, чтобы возразить сотруднику милиции и покорно смирялся с любым его произволом. Об этом пишет в интернет-издании «Антидот» Владимир Батчаев.

В наше, затянутое дымом пылающих шин время, люди постарше с ностальгией вспоминают период «либерального социализма», как некую «эру умиротворения» с законопослушными гражданами и строгими, но благожелательными милиционерами. Другие, впадая в крайность противоположную, живописуют времена «тоталитарного строя», когда затравленный народ с психологией крепостного даже помыслить не мог о том, чтобы возразить сотруднику милиции и покорно смирялся с любым его произволом.

И то и другое неправда. В отношении граждан к правоохранителям никогда не было ни идеалистического единения, ни рабского подчинения. Скажу больше, в Советском Союзе люди выражали свое недовольство действиями милиции зачастую более массово, необузданно и жестоко, легко переходя грань между справедливым протестом и бессмысленным погромом.

Свое мнение о причинах этого явления выскажу позже, а пока просто приведу фабулы наиболее известных «антимилицейских бунтов», состоявшихся с 1960 по 1984 год – сравнительно благополучный период существования позднего СССР (послевоенные и «перестроечные» годы к такому точно не относятся).

18.12.1960, г. Одесса, Украина.

«Восстание на Молдаванке» началось в гастрономе, где милиционеры задержали и побили солдата, устроившего скандал с продавцом из-за качества водки. Нетрудно предугадать, чью сторону приняли граждане. Когда количество зевак достигло 100 человек, толпа принялась избивать сотрудников и прибывших к ним на помощь курсантов школы МВД. Волнения пытались прекратить при помощи пожарных машин, однако и пожарные были избиты, а их техника повреждена. Недовольные ценами люди начали громить ближайшие магазины, наиболее горячие головы призывали идти к зданию милиции и наказать «мусоров-фашистов».

Ситуацию спасли военные, оцепившие квартал и открывшие предупредительный огонь, рассеявший толпу. В ходе дальнейших разбирательств арестовано 15 человек, которых отправили за решетку на срок от 10 до 15 лет

26.03.1961, г. Кривой Рог, Украина.

Участковый инспектор попытался задержать гражданку, продававшую семечки на рынке. Увидев приближающегося милиционера, она отошла в сторону и сделала вид, что не имеет к торговле никакого отношения. Возмущенный таким поведением участковый демонстративно высыпал семечки на землю. Стоявший поблизости юноша возмутился и сделал замечание представителю власти. В ответ тот не нашел ничего лучшего, как задержать молодого человека и через весь рынок тащить его силой в милицию. Свидетелями инцидента стало множество людей, которые, громко осуждая действия сотрудника, двинулись следом. К горотделу подошла уже большая толпа агрессивно настроенных людей.

Обстановка быстро накалялась. К милиции прибыло подразделение войск МВД, но это лишь раззадорило мужчин, которые забросали их камнями, проломили стену в здании, перевернули и подожгли стоящий у входа служебный автомобиль. В ходе беспорядков два работника милиции получили телесные повреждения.

Через несколько часов волнения стихли сами по себе. В дальнейшем были арестованы и осуждены к лишению свободы 4 участника беспорядков. Участковый был уволен из органов, как «допустивший неправильные действия».

25.06.1961, г. Бийск, Россия.

«Бийский погром» спровоцировало задержание нарядом милиции двух мужчин, которые распивали спиртные напитки на местном рынке. При задержании они оказали сопротивление и один из милиционеров принялся стрелять из пистолета в воздух, чем, собственно, и привлек к конфликту всеобщее внимание. Задержанные стали громко кричать, обвиняя сотрудников в намерении отобрать у них деньги, и когда выпивох таки удалось усадить в милицейский автомобиль, его движение уже блокировала толпа из 500 человек. Через несколько минут провода под капотом были оборваны, задержанные освобождены, а машина вместе с находящимися в ней правоохранителями опрокинута. Нападавшим удалось вытащить из неё милиционера – он был жестоко, до потери сознания избит.

На помощь сотрудникам подоспели их коллеги во главе с начальником местного отдела милиции, который, отгоняя толпу, открыл огонь на поражение. Один из зачинщиков бунта был убит, другой ранен. Это несколько охладило пыл людей, народ отступил, хотя рынок бурлил ещё несколько часов.

Всё решили прибывшие на место вооруженные военные, увидев которых толпа разбежалась. Разбирательство было скорым – аресты, расследования, суд. В тюрьму отправили 10 человек, ещё 3 приговорили к смертной казни. Но, поскольку избитый милиционер выжил, позже расстрел заменили лишением свободы.

30.06.1961 года, г. Муром, Россия.

«Гражданин, выпивали? Пройдемте!» – классическая фраза стражей порядка была популярна и в те времена. Именно с употребления алкоголя мастером цеха местного завода и начали раскручиваться драматические события в небольшом районном центре. За давностью происшедшего утверждать, что после задержания рабочий был до смерти забит милиционерами сейчас нельзя. Но, точно известно другое – из камеры местного отдела милиции его доставили в больницу, где он вскоре и умер. Осмотр тела установил наличие телесных повреждений, в том числе выбитые передние зубы.

Массовые беспорядки начались в день похорон. Многочисленная и разогретая спиртным похоронная процессия свернула к зданию Муромского ГОВД. Над колонной появился плакат «Убит милицией!». И тут блюстители порядка совершили ошибку – попытались отобрать у толпы этот плакат и похоронный венок, с такой же надписью. Шествие сразу остановилось, возле здания горотдела начался митинг, к которому быстро присоединялись прохожие. Один за другим на уже перевернутый к этому времени милицейский автомобиль забирались ораторы, которые рассказывали о том, как милиционеры издевались и унижали их после задержания. Люди начали скандировать «Убийцы!», «Фашисты!», «Бей лягавых!». Зазвучали призывы освободить содержащихся в камерах местных жителей. В окно горотдела полетел первый камень.

Через полчаса толпа, взломав ломами входные двери и избив немногочисленных милиционеров, ворвалась в здание. Начался погром. Мебель, телефонный коммутатор, пишущие машинки и прочее имущество было разбито. Из камер предварительного заключения освобождено около 50 человек (преимущественно мелких хулиганов и пьяниц), служебная документация уничтожена, оружейная комната захвачена, похищено 68 единиц огнестрельного оружия. После этого протестующие подожгли здание милиции и больше часа не допускали к его тушению прибывшую пожарную дружину.

Местные власти в растерянности бездействовали. Лишь глубокой ночью в город для наведения порядка прибыли две роты военнослужащих, однако к этому времени волнения уже стихли сами по себе. Впоследствии по делу о массовых беспорядках в Муроме было арестовано 19 человек. Все осуждены, в том числе 3 приговорены к смертной казни.

23-24.07.1961, г. Александров, Россия.

Причиной возникновения беспорядков стало задержание на улице двух военнослужащих, напившихся в увольнении. Проходившие мимо женщины стали требовать от милиционеров «отпустить солдатиков», но тех всё же доставили в местный горотдел. На возмущенные крики женщин постепенно собирались граждане, появились очевидцы, которые рассказывали, что солдат сильно избили, зазвучали истории о жестокости милиции. На стихийном митинге люди приняли резолюцию освободить задержанных.

Толпа, насчитывавшая около 500 человек, осадила здание горотдела. К этому времени в нем находилось 12 вооруженных сотрудников, которые, намереваясь разогнать граждан, сделали более 300 предупредительных выстрелов в воздух. Но, все попытки успокоить толпу, в том числе выступления партийного руководства и прокурора, успеха не имели.

Через час, выбив скамейкой из сквера входные двери, люди взяли горотдел штурмом. Находившаяся на территории милиции автотехника была сожжена, сейфы с документами и мебель выброшены в окна, кабинеты разгромлены, здание запылало.

Содержащихся в КПЗ задержанных успели переправить в смежное с милицией здание тюрьмы, которая из-за этого тоже подверглась штурму. Нападавшие уже ворвались в тюремный двор, когда охрана открыла огонь на поражение. Потеряв 4 человек убитыми и 11 раненными, штурмовики отступили.

Ночью в город вошли войска дивизии им. Дзержинского, которые быстро рассеяли продолжавших митинговать граждан и очистили путь для пожарной команды к дымящемуся зданию милиции.

Следствие было проведено оперативно и уже в августе 4 участника бунта были приговорены к расстрелу, остальные получили по 15 лет лишения свободы.

15.09.1961, г. Беслан, Северная Осетия, Россия.

Милиционеры хотели задержать 5 человек за пребывание в общественном месте в состоянии алкогольного опьянения. В свою очередь те задержанными быть не захотели и отказались повиноваться. Случайные прохожие посчитали действия сотрудников излишне жесткими и приняли сторону гражданских. Словесный спор перерос в столкновения с милицией, столкновения – в массовые беспорядки, направленные против правоохранительных органов.

Вскоре в городе бунтовало уже до 700 человек, наиболее активные призывали к походу на горотдел для расправы над стражами закона. Испуганная милиция фактически, самоустранились от наведения порядка в городе. Часть сотрудников бежала, переодевшись в гражданскую одежду и спрятавшись у знакомых.

По требованию партийного руководства в город были введены войска, применившие для подавления волнений огнестрельное оружие, в результате чего погиб 1 человек. Последние очаги сопротивления удалось подавить только на следующий день. В ходе последовавших за событием разбирательств, выявлены и осуждены к лишению свободы 7 наиболее активных участников беспорядков.

16-17.06.1963, г.Кривой Рог, Украина.

Одно из самых кровавых антимилицейских восстаний 60-х началось из-за ерунды. Пьяный военнослужащий закурил в вагоне трамвая и был задержан ехавшим в нём участковым, который силой выволок обнаглевшего солдата на улицу. Тут же в события вмешалась группа сердобольных граждан, пытавшихся силой освободить задержанного. Прибывший на место пеший милицейский патруль произвёл несколько выстрелов в воздух, чем отогнал «защитников» в сторону. Но выстрелы и суматоха с задержанием привлекали внимание многих людей, которые шли за милиционерами и во весь голос выражали свое негодование. По городу поползли слухи «милиция избивает и стреляет мирных граждан».

Через час здание местного горотдела обложило уже около 200 человек, в окна полетели первые камни. Милиционеры снова начали стрелять в воздух и снова толпа рассеялась. Казалось, инцидент был исчерпан. Однако вскоре в больницу были доставлены четыре человека с огнестрельными ранениями, в том числе две женщины.

На следующий день у милиции собралось 100 человек, возмущенных не столько задержанием солдата, сколько стрельбой по гражданам. Несмотря на «разъяснительную роботу» и обещания наказать виновных, люди не расходился и требовали выдать им стрелявших сотрудников. К вечеру у горотдела митинговало больше 600 человек.

Попытка разогнать толпу при помощи пожарных машин провалилась и только разозлила граждан. Они вломились в здание милиции и захватили первый этаж. При попытке прорваться на второй, где находились сейфы с оружием, сотрудники открыли огонь на поражение. В результате 2 человека (один из которых подросток) были убиты, 8 получили ранения.

К вечеру в город подоспели первые воинские подразделения, окончательно усмирившие бунт. По некоторым данным, участковый, с действий которого начался конфликт, был найден повешенным на пустыре. В ходе подавления беспорядков убито 7 и ранено 15 человек, под суд пошел 41 участник событий.

16.04.1964, г. Бронницы, Россия.

В камере предварительного заключения городского отдела милиции от побоев, полученных после задержания, умер местный житель. Детальная хроника событий отсутствует, но они развивались по обычному сценарию: возмущение родных и знакомых, нежелание правоохранителей дать хоть какие-то вразумительные объяснения, спонтанный митинг под зданием милиции (приняло участие около 300 человек), осада здания, его штурм и погром.

Впоследствии осуждено 8 участников событий.

18.04.1964, г. Ставрополь, Россия.

К бунту привело задержание на рынке гражданина за пребывание в нетрезвом состоянии, что, по мнению граждан, было несправедливо. Милиция отказалась пойти на уступки. Возмущенная толпа приблизительно в 700 человек сожгла милицейский автомобиль и разгромила отдел полиции, после чего была рассеяна при помощи пожарных машин и солдатских патрулей. Зачинщики арестованы и осуждены.

17.05.1967, г. Фрунзе, Киргизстан.

Конфликт опять начался на базаре и снова с участием военнослужащих. Милиция посчитала, что два солдата слишком настырно добиваются расположения девушки – они стучали в окна её мазанки и кричали «Надя выходи!». Незадачливых ловеласов повели для разбирательства через базар в местный опорный пункт – вагончик, находившийся неподалеку. Возле него быстро собралась толпа численностью до 1000 человек, объединенная гневным «Мусора бьют защитников Родины!». Для демонстрации серьезности намерений в оперпункте были выбиты окна и сожжен стоящий рядом служебный мотоцикл. Присланный на помощь «воронок» успел вывезти милиционеров и задержанных солдат, после чего разочарованная толпа подпалила опустевший вагончик и направилась к зданию городского управления милиции.

Увидев огромную массу людей, сотрудники управления сопротивления не оказали, а, переодевшись в гражданскую одежду, разбежались. Трехэтажное здание подверглось полному разграблению. Мебель и служебные документы были уничтожены, но взломать хорошо защищенную оружейную комнату толпе не удалось. Воодушевленные первой «победой» и поддавшись на призывы вожаков, люди в течении дня разгромили ещё два районных отделения милиции. Случайных милиционеров в форме преследовали и избивали по всему городу. На деревьях были развешены трофеи – разорванные милицейские фуражки, погоны и прочие элементы форменной одежды.

Для наведения порядка в город ввели войска, которые применили оружие. В итоге 1 человек убит, 3 ранены, 18 участников беспорядков приговорены к различным срокам лишения свободы.

11.06.1967, г. Чимкент, Казахстан.

В одном из вытрезвителей города милиционеры усмиряли шофера городского автопарка, в результате чего тот скончался от полученных побоев. Коллеги убитого провели на предприятии митинг, к которому присоединились рабочие других производств города. Митинг завершился призывами наказать убийц.

На следующий день около 3 тысяч агрессивно настроенных жителей осадили здания областного и городского управления внутренних дел. «Сдавайтесь! Выходите без оружия! Мы знаем вас, знаем ваши дома и родных! Если не подчинитесь, приведем сюда ваших родственников!». Руководство областной милиции сбежало первыми, предварительно дав подчиненным команду сдать оружие в хорошо защищенный арсенал.

Областная и городская милиции были захвачены штурмом. Оставшиеся на рабочих местах сотрудники избиты. Через час оба здания запылали.

Не удовлетворившись этим, толпа предприняла попытку захватить находившийся по соседству следственный изолятор, протаранив его ворота грузовиком. В изоляторе мгновенно вспыхнуло восстание. «Освободите нас! Мы вам поможем!» кричали через зарешеченные окна заключенные. Но, охрана СИЗО встретила нападавших огнем из автоматов. Потеряв несколько человек убитыми и десятки раненными, толпа откатилась назад. Еще несколько часов центр города находился в руках восставших, улицы спешно перекрывались баррикадами, у некоторых в руках появилось охотничье оружие.

Вечером в Чимкент вошла бронетехника, полк солдат и вооруженные курсанты военного училища. К ночи последние очаги мятежа были ликвидированы и начались массовые аресты. Согласно официальным и явно заниженным данным, в чимкентских событиях участвовало более 1000 человек, убиты 7, ранены 50. 43 жителя города пошли под суд, но высшей меры не дали никому – местные власти не хотели привлекать внимание к этому делу, а семье убитого в милиции водителя, из-за которого начался бунт, даже выделили квартиру.

13.07.1968, г. Нальчик, Россия.

И снова беспорядки начались с пустяка – со склоки между двумя мужчинами на центральном рынке города. Один из них, наиболее агрессивный был задержан старшиной милиции, который отконвоировал его в опорный пункт. По свидетельствам очевидцев, роль запала сыграла сестра задержанного – она бегала между торговыми рядами и призывала присутствующих «быть мужчинами и вызволить брата».

Подогретая слухами о нанесении побоев задержанному, толпа ворвалась в опорный пункт и жестоко избила старшину. Прибывшие на помощь милиционеры и более двух сотен солдат попытались вывезти изувеченного сотрудника в «автозаке», но безуспешно – люди перевернули машину и вытащив из неё старшину, снова побили его – на этот раз до смерти.

В волнениях принимали участие около 4 тысяч человек и прекратить беспорядки удалось только после прибытия в город воинских подразделений. Открыв стрельбу в воздух, солдаты вытеснили людей с рынка. На следующий день начались аресты – было задержано 33 участника событий в возрасте от 17 до 71 года. В последствии трое из них по приговору суда были расстреляны, остальные получили значительные сроки лишения свободы.

25.06.1972, г. Днепродзержинск, Украина.

События, получившие название «днепродзержинская революция», начались с задержания милиционерами 3 пьяных мужчин, которые возвращались со свадьбы и громко пели на улице под гармошку. Во время следования в вытрезвитель, в патрульной машине начался пожар (вспыхнула оставленная в салоне канистра с бензином). Закрытые на замок задержанные сгорели заживо, милиционеры выбрались из горящего авто и, опасаясь последствий, сбежали.

На месте происшествия возник спонтанный митинг, который бушевал несколько часов. Сгоревшую машину отбуксировали на площадь к зданию городского комитета партии. Люди требовали ареста провинившихся сотрудников, партруководители, отгородившись шеренгами милиционеров, трусливо отмалчивались. Число митингующих быстро росло и, достигнув критической массы, толпа перешла к активным действиям – одна часть людей принялась громить горком, другая направилась к зданию отдела внутренних дел с такими же намерениями. Разгневанные горожане избивали всех милиционеров в форме, которые попадались им по пути.

Прибыв к горотделу, люди разобрали ближайший забор и с палками начали атаку. Однако прорваться в здание им не удалось – милиционеры применили слезоточивый газ, а прибывшие на помощь военнослужащие внутренних войск, за неимением дубинок, били нападавших пряжками солдатских ремней. К тому же в город уже вошли войска и ехавшие по улицам в грузовиках солдаты непрерывно стреляли очередями в воздух, оказывая на толпу психологическое воздействие.

На этом революция закончилась и начались аресты. Всего по делу было задержано 350 человек, 29 из них осуждены к реальному лишению воли. Милиционеры, из-за чьей халатности сгорели люди, получили по 8 лет колонии.

15.06.1973, г. Пярну, Эстония.

На вечере отдыха бдительный контролер поймал парня, пытавшегося попасть на танцы без билета. На место конфликта были приглашены милиционеры, которые задержали нарушителя, но через пару минут горячие эстонские парни отбили у правоохранителей своего товарища. В связи с этим, организаторы вечера объявили мероприятие оконченным, что не понравилось собравшейся отдохнуть молодежи. На сцену полетели камни, а затем взбешенная толпа из нескольких сотен человек направилась к зданию милиции и окружила его.

Для прекращения беспорядков сотрудники попытались применить слезоточивый газ, но по причине ветреной погоды он не возымел предполагаемого действия, а лишь раззадорил присутствующих. Предварительно атаковав милиционеров камнями, молодежь ворвалась в здание. Сотрудники открыли стрельбу в воздух, что остановило попытку захвата оружейной комнаты и вынудило штурмовиков бежать из здания. Впрочем, на улице под горотделом волнения не прекратились, началась подготовка к новой атаке.

И опять-таки всё решили военнослужащие – солдаты местного полка ВВС. Выстроившись в шеренгу и примкнув к автоматам штыки, они начали наступать на толпу. Подоспевший на место пожарный автомобиль использовал водомет. Люди не выдержали такого напора и обратились в бегство.

Позднее за участие в беспорядках был задержан 41 человек, в том числе 25 эстонцев и 18 русских, что исключило версию об этнических причинах конфликта.

7.04.1974, г. Никополь, Украина.

Точкой отсчета так называемого «никопольского молодежного бунта» можно считать задержание милицией на танцах в Доме культуры лидера одной из молодежных компаний. Причина – пил пиво и ходил с голым торсом. Вся присутствующая в клубе молодежь быстро переместилась к горотделу милиции, куда доставили задержанного, и начала требовать его освобождения. Постепенно количество окруживших здание людей достигло 500 человек.

В качестве парламентера в милицию была делегирована девушка, которая сообщила руководству о радикальных настроениях в толпе и попросила отпустить задержанного за малозначимостью совершенного им проступка. В ответ, по приказу начальника, правоохранители затащили её в здание, что и стало спусковым крючком для начала беспорядков. Толпа забросала окна камнями и ринулась на штурм. Сотрудники пытались разогнать атакующих предупредительными выстрелами, стреляя из окон второго этажа – в ответ полетел град камней и бутылок.

Ситуацию окончательно переломили солдаты никопольского гарнизона, которые развернувшись цепью и стреляя в воздух, оттеснили и рассеяли толпу. В итоге 100 человек было задержано, около 70 наказано в уголовном и административном порядке. В городе на месяц ввели комендантский час, улицы патрулировались внутренними войсками.

31.05.1974, г. Рубцовск, Алтайский край, Россия.

28 мая – День пограничника и именно бывший пограничник стал жертвой милицейской некомпетентности и произвола. Возвращаясь с празднования, на автобусной остановке он вступил в словесную перепалку, а потом «послал» по известному адресу таких же подвыпивших дружинников. Последние обиды не забыли. Взяв подкрепление из числа знакомых, около полуночи они приехали к парню домой, подняли его с постели и силой отвезли в пункт охраны общественного порядка. При участии двух участковых милиционеров, бывший пограничник был жестоко избит и, получив около 30 травм, скончался. Испугавшись содеянного, дружинники скрылись, а милиционеры доставили труп в морг.

Утром 29 мая о трагедии знал весь город. Появились листовки «Милиционеры – убийцы!». Рабочие завода, где трудился погибший, начали митинговать, зазвучали антимилицейские лозунги. Ситуацию подогрело откровенное вранье властей и милицейских начальников, которые заявили, что парень умер от острой сердечной недостаточности.

Кульминацией стал день похорон – 31 мая. Траурная процессия числом до 500 человек сначала разгромила опорный пункт милиции, где произошло убийство, а потом двинулась к Рубцовскому горотделу. К счастью, он находился достаточно далеко от кладбища, а все ведущие к нему улицы милиционеры перекрыли грузовиками. Эти меры остановили людей, к тому же родители попросили присутствующих не громить милицию, а достойно похоронить сына.

Испуганные власти решили успокоить народный гнев и учинили жёсткие «разборки» с правоохранителями. Участвовавшие в избиении два участковых и четыре дружинника были арестованы и осуждены на сроки от 4 до 15 лет, начальник горотдела снят с занимаемой должности, из подразделения уволилось 30 сотрудников.

22.08.1984, г. Лениногорск, Татарстан, Россия.

18 августа автомобиль вневедомственной охраны сбил девушку, которая в результате полученных травм скончалась. 22 августа на городской танцплощадке местный вокально-инструментальный ансамбль исполнил песню в память о погибшей, что подтолкнуло к агрессии присутствующую на танцах молодежь.

Перевернув для начала дежурившую неподалёку машину медвытрезвителя вместе с 4 находившимися в ней сотрудниками, разъяренная толпа осадила горотдел милиции. Окна в здании были выбиты, стоявшие на стоянке служебные мотоциклы сожжены, кабель связи перерублен. В ответ милиционеры применили слезоточивый газ и открыли стрельбу в воздух, чем отогнали нападавших от здания, но не рассеяли их.

В город были стянуты дополнительные милицейские силы из соседних городов. Автобус с прибывшим СОБРом был встречен камнями, вооруженные арматурой парни вступали в рукопашные схватки с сотрудниками.

Исход противостояния решили внутренние войска на БТРах. Началась зачистка и аресты наиболее активных участников беспорядков, в основном студентов местного техникума.

07.12.1984, г. Сумы, Украина.

Трое подвыпивших парней голосовали на улице, пытаясь тормознуть попутную машину. Остановились лишь ехавшие мимо патрульные, которые задержали самого буйного члена компании, не без труда усадив его в служебный автомобиль. Вокруг стали собираться зеваки, пошел слух, что милиционеры сильно побили задержанного. Страсти накалялись. Милицейскому автомобилю пробили колеса и разбили окна. Окруженных со всех сторон сотрудников пинали и плевали им в лицо.

На помощь коллегам прибыл ещё один наряд, но к этому времени число собравшихся достигло 1000 человек. На призывы разойтись, в том числе и на просьбы протрезвевшего задержанного, уже никто не реагировал – его посчитали «подставным». Став в цепочку, люди перекрыли дорогу и начали останавливать проезжающий транспорт.

Беспорядки удалось прекратить при помощи пожарных машин, щедро окативших присутствующих водой из лафетных стволов. С учётом холодной погоды это было эффективно, толпа постепенно разошлась.

В дальнейшем с формулировкой «находился в толпе хулиганствующих лиц, на замечания представителей власти не реагировал» было задержано 56 человек. Большинство из них отделались административным штрафом, но часть отправилась за решетку.

*****

Так в чём же главная причина длящейся годами нелюбви граждан к правоохранителям, которых каждая власть представляла нам, как «слуг народа» и его «неотъемлемую часть»?

Прежде всего, давайте отделим причину от повода. Повод для «антимилицейских восстаний» поверхностен и очевиден – силовые действия милиционеров. Но, вопреки принятому мнению, эти действия не всегда сопровождались, как тогда говорили, «нарушением социалистической законности». Понятно, что сотрудники довольно часто «перегибали палку», неадекватно соразмеряя степень вины правонарушителя с наказанием, без особой необходимости применяя физическую силу и проявляя жестокость. Парадокс в другом – даже когда милиционеры действовали здраво и, казалось бы, в интересах обывателей (например, задерживая пьяных дебоширов), эти же обыватели не поддерживали своих защитников, а охотно принимали сторону правонарушителей. Примечательно и то, что подавляющее большинство участвовавших в волнениях людей вообще не являлись очевидцами происшедшего, но без колебаний присоединялись к погромам, поверив рассказам о «произволе и зверстве мусоров». Почему так происходило? Теперь можно перейти к основной, по мнению автора, причине.

Человек, надевший форму стража порядка, для большинства граждан перестает быть «своим», он становится олицетворением власти, причем в самой неприятной её ипостаси – власти контролирующей, ограничивающей и наказывающей. И чем несправедливее отношение власти к обществу в целом, тем масштабнее и радикальнее формы гражданского неповиновения инструменту этой власти – правоохранителям, которые, в отличии от принимающих решения министров, депутатов или судей, всегда на виду и в пределах досягаемости.

Массовый протест против действий сотрудников любой правоохранительной структуры – это всегда протест против установленной государством модели взаимоотношений власти с народом. Обратили внимание, сколько раз и с какой легкостью беспорядки в СССР начинались на рынках? И дело не только и не столько в том, что рынок является многолюдным местом. Прежде всего, рынок был местом концентрации людей недовольных, людей в очередной раз на бытовом уровне столкнувшихся с несправедливостью существующего порядка – обозленных высокими ценами покупателей и продавцов, которых милиция обкладывала данью и в те времена. Вот и становилось проведённое участковым задержание или допущенное патрульными рукоприкладство последней каплей терпения и поводом выплеснуть накопившуюся ненависть к власти, как таковой. А милиционер, в силу специфики своей службы являющийся частью этой власти и орудием защиты её интересов, становился наиболее доступным объектом для нападения и оптимальной мишенью для народного гнева.

В свою очередь, массовость народных антимилицейских волнений обеспечивалась тем, что люди чрезвычайно легко верили слухам о совершенном блюстителями порядка беспределе. И это не удивительно, поскольку такие слухи ложились на подготовленную почву. Ведь если ты лично изо дня в день сталкиваешься с коррумпированностью и пренебрежительным отношением чиновников, то с какой стати тебе верить в то, что вооруженный орган их защиты является образцом корректности и неукоснительного исполнения закона.

И ещё один нюанс. Во время беспорядков люди требовали не только выпустить задержанных, но и выдать им для расправы провинившихся милиционеров. Тут дело даже не в кровожадности, присущей любой агрессивной толпе. Люди не верили в справедливость власти, которая закрывала глаза на злоупотребления партийных функционеров, высоких должностных лиц и правоохранителей, не забывая при этом принципиально и сурово наказывать рядовых граждан. Неоднократно убедившись в том, что жаловаться на своеволие милиционера смысла нет и защиты со стороны государства не будет, обыватели переходили к самообороне, быстро собираясь в толпы для мести обидчику.

С распадом СССР ситуация кардинально не изменилась. Когда верхи ослабили гайки, дабы не отвлекаться от грабежа страны и накопления первичного капитала, полученная гражданами свобода митингов и демонстраций переместила противостояние народа с милицией от зданий горотделов на майданы, где люди снова «выпускали пар» и возвращали полученный от власти негатив правоохранителям, обязательно и в достаточном количестве присутствующим на митингах. В определенным мере и прогремевшие бандитские 90-е – это тоже история народного протеста, принявшего уродливую форму и трансформировавшегося в массовое криминальное движение, когда под лозунгом «Власть грабит – значит можно и нам» в бандиты рекрутировалось большое число граждан, от школьников до военных. И снова именно милиция оказалась на «передовой» борьбы с этим «низовым криминалом» при этом практически полностью игнорируя «криминал провластный».

Наивысшей точкой противостояния народа и милиции можно считать трагические события Революции Достоинства. Правоохранители, по большому счёту, стали заложниками череды ошибочных решений власти, сначала полностью проигнорировавшей мнение своих граждан, а потом прибегнувшей к неоправданно жестокому подавлению их недовольства.

В настоящий момент всё более очевидным становится процесс отторжения социумом спешно пришитого к телу МВД нового органа – патрульной полиции. И это закономерно, поскольку социальная напряженность в обществе стремительно нарастает и именно патрульной полиции совместно с Нацгвардией власть уготовила роль нового громоотвода для сбрасывания направленного против неё народного гнева. Давайте будем честными: ласкающий слух слоган «Моя новая полиция» – это игра слов и не больше. Полицией распоряжаются власть предержащие, а значит, это не наша, а их полиция, пусть даже и новая. И используют они её, как и раньше, не в наших, а в своих интересах, руководствуясь личными моральными принципами, с позиций выгодного для себя толкования права и с учётом собственного понимания государственных нужд.

Но если история повторяется в главном, то она повторяется и в деталях. Народ, как и прежде отбивает у патрульных стариков, загнанных безденежьем на рынки; на все лады костерит патрульных за задержание нарушителей ПДД; протестует (пока еще мирно) у горотделов против избиения арестованных; вступает в потасовки с полицией на акциях протеста. Подогревающие недовольство слухи заменил Интернет и даже видеосюжеты-опровержения, которые неоспоримо подтверждают правомерность действий патрульных при работе с правонарушителем, лишь несколько смещают акценты народного недовольства с «ни за что побили человека» на «чего они вообще из-за мелочи к нему пристали». В то же время, задержание полицией любого представителя провластной элиты – депутата, высокопоставленного чиновника, судьи вызывает у граждан поддержку и одобрение, что ещё раз подтверждает – обыватель ненавидит вовсе не полицию, а существующую в стране власть, которую она представляет.

А что же сами новые полицейские? Они, как и их предшественники, удивляются всеобщей нелюбви, потому что искренне верят, что просто выполняют присягу и охраняют общественный порядок в стране. Самые думающие начинают осознавать, что обеспечение общественного порядка после футбольного матча – это одно, а во время проведения митинга пенсионеров под Кабинетом Министра – несколько другое, поскольку цели и объект защиты очевидно разнятся.

Они уже не демонизируют «Беркут» и приходят – нет, не к оправданию, а к некому пониманию мотивов поступков его бойцов, их настроений и умозаключений в 2014 году. А самые думающие мысленно ставят себя на их место и пытаются заранее определиться с кем они будут в похожей ситуации.

Пришедшие на службу из добробатов, стоя в оцеплении встречаются со своими бывшими сослуживцами, которые неожиданно оказались по ту сторону баррикад. «Он вышел из шеренги блюстителей порядка, чтобы попытаться установить контакт с возбужденной толпой. Его оппонентом стал уже немолодой рабочий. Каждый считал себя представителем и защитником народа и отстаивал не свою, а его правду. Когда аргументы исчерпались, рабочий сорвал с себя футболку: его спина и грудь были сплошь в шрамах. «Гляди! – крикнул ветеран. – Ты знаешь, где я это получил?!» «Знаю! — эхом отозвался сотрудник. – Там же, где и я!» И тоже снял форменную рубашку. Его тело покрывали такие же ужасные рубцы». Так очевидцы описали диалог между милиционером и митингующим, состоявшийся в 1972 году во время упомянутой выше «днепродзержинской революции». И самое страшное – он вполне может прозвучать сегодня.

А потому, «антимилицейские восстания» в СССР – это не вопрос истории, а урок и предостережение. Кому? Действующим полицейским, гражданскому обществу и, прежде всего, власти, которая продолжает «сеять зубы дракона» не думая о кровавых всходах.

Владимир Батчаев, «Антидот»

Источник

Оставить комментарий