Вы тяните ее в герои, а мы – в тюрьму

7

«Виктор Владимирович, сколько лет!»

В кабинет Портрета сильным движением вступил Виктор Медведчук. Кум российского президента был, как всегда, подтянутым и спортивным.

«С весной вас, господин президент!» — дипломатично произнес тот.

«Та ладно вам, — не засмущался Портрет и пригласил гостя присаживаться. – Прошу».

Они сели друг напротив друга, и одинаково скрестили руки. Каждый хотел играть от обороны, поэтому оба молчали.

«Расстроили вы меня» – первым решился Портрет.

«Чем именно?» – осторожно удивился Виктор Владимирович.

Резкость была не в стиле Портрета. По крайней мере, не в общении с ним.

«Ну вы сказали, что нынешняя власть и реформы несовместимы».

Медведчук нахмурился, искренне не понимая.

«Где это я такое сказал?»

«Ну в Фейсбуке».

Виктор Владимирович поерзал в кресле. Он понятия не имел, кто и что там пишет от его имени.

«Вы читаете Фейсбук?»

«А вы?»

«Даже не пишу в нем», — съехал с темы Медведчук.

Портрет промолчал. Потом весело взглянул на своего гостя.

«Да шучу! — задорно рассмеялся он. – У меня тоже сммщик сидит!»

«Поверьте, у меня нет негативной оценки деятельности власти на Украине», — принялся было объяснять кум Путина.

Слово «на» резануло ухо Портрета, но он решил не показывать виду.

«Что там, какие настроения после выборов?» – вдруг поинтересовался он, имея в виду Путина.

«Как всегда, намерен развивать прагматичные отношения со всеми партнерами».

«Зачем тогда вся эта высылка дипломатов?»

«Согласитесь, что это лишь адекватная реакция на негативные наезды со стороны».

«А какие перспективы по Донбассу?»

Медведчук пожал плечами.

«Вы знаете, моя позиция по этому поводу неизменна…»

«Моя тоже, — кивнул Портрет. – А что касается …?»

И он головой показал куда-то в сторону Кремля.

«Мы настаиваем на мирном разрешении любых конфликтов», — ободряюще произнес кум Путина.

«Ну да…»

Портрет все никак не решался заговорить о действительно важном. Собеседник решил помочь.

«Петр Алексеевич…»

«Та вот, все… хочу вас поздравить!» – внезапно нашелся президент.

«Да, спасибо», — понимающе улыбнулся Медведчук.

«Скажите, зачем вам сразу два?» – удивился Портрет.

«Два с половиной», — хитро поправил тот.

Поговаривали, что недавно кум Путина стал владельцем двух телеканалов. В третьем у него уже была доля. Но Портрет счел нужным уточнить лично.

«Я понял, что такое маленький телеканал, накануне первого Майдана», — слегка разоткровенничался президент.

Виктор Владимирович принялся внимательно слушать.

«Казалось бы, аудитория от силы 3%, а какой рычаг! – взмахнул он руками. – У ваших сколько?»

«Ну, 112 и NewsOne – примерно по 2%».

«Неплохо, — оценил Портрет. – А 24-й?»

«Нет, ну там полпроцента от силы».

«То есть, вместе 5%»?

«Знаете, в данном случае… — начал было Виктор Владимирович, но потом решил сбросить интеллигента. – Там все гораздо лучше».

«Как лучше?» – живо поддержал Портрет.

«Ну там же 5%, но на нас сидит весь интернет».

«А, вот в чем дело…» – задумался президент.

«Ну да… Они берут нашу инфу, и разгоняют дальше».

Портрет скрестил ноги и задумался.

«А мы им все даем!»

«Что даете?»

«Ну, мир же сейчас какой? Сейчас или никогда!»

«Ну да. И что?»

«Событие произошло. А мы им раз – и комментарий сразу».

«Ааа…»

«Не нравится волосатый – на лысого. Не нравится лысый – бери буйного».

«А, я понял…»

«Да, поэтому наше влияние огромно», — пафосно завершил Медведчук.

 

Портрет на секунду почувствовал напряг. Его собеседник был известен тем, что умел накручивать рейтинги. СДПУ(о), «ЗаЕДУ» и все прочие имели отличные показатели, но по факту оказывались пустышками.

«Но «Интер» с «Плюсами» все равно?

«Неет… — заверил Медведчук Портрета. – Это вообще разные аудитории».

«Почему?»

«Ну потому что умные люди «Интер» не смотрят» – развел руками кум Путина.

«А что они смотрят?» – окончательно сбился с толку Портрет.

«Ничего!» – победно объявил Виктор Владимирович.

Портрет расхохотался. Он с улыбкой пододвинулся ближе к Медведчуку и принялся секретничать.

«Был я недавно у Нади…»

«Угу» – напрягся тот.

«Она правда не понимает?»

Медведчук сделал сложное лицо.

«Думаю, все она понимает…»

«Угу…» – задумался Портрет.

«Но вы можете на меня рассчитывать», — наконец, произнес он заветные слова.

С души Портрета упал тяжелый камень. Контроль над каналами «112» и «NewsOne» был очень важен.

«Я уверен, что она озвучивает точку зрения всех нормальных людей».

Портрет откинулся в кресле и принялся наблюдать.

«Ведь больше всего украинцы не любят что? – театрально стал рассказывать Виктор Михайлович. – Популизм!»

Портрет молча показал лайк.

«И позиция Надежды – она украинская!»

«Хорошо! – подключился президент. – Тогда делаем растяжку!»

«Не вопрос».

«Вы тяните ее в герои, а мы – в тюрьму».

Медведчук кивнул.

«И дайте ей перечитать тезисы Михо, — продолжал советовать Портрет. – Чтоб как «Отче Наш».

Тот опять кивнул.

«Петр Алексеевич, вы всегда можете рассчитывать на мою поддержку».

Портрет изобразил огромное уважение на лице.

«Кроме популизма, эти люди ни на что не способны, — сказал Медведчук о ком-то. – А нам необходимо строить уверенное будущее».

Портрет совершенно не понял, о чем тот сказал. Но решительно поддакнул.

«Ну а я рассчитываю на вашу поддержку в работе моих единомышленников».

Под этим скромным лозунгом проходили совершенно разные вещи: от составов со сжиженным газом до заправок Glusco и дизельной трубы из Беларуси. Медведчук имел в Украине обширные интересы.

«Там на «Укрзалізнице» наши друзья намекают…»

«Что намекают?» – нахмурился Портрет.

Друзьями были Андрей Адамовский и Александр Грановский, которые тоже поставляли дизель на «Укрзалізницю» по завышенным ценам.

«Что им хотелось бы увеличить долю поставок», — пожаловался Медведчук.

«Вообще оборзели», – нахмурился Портрет в его поддержку.

«Вот и я говорю, что нет никаких оснований покупать на худших условиях», — кивнул Виктор Владимирович.

«Я не допущу беззакония!» – как всегда твердо пообещал Портрет.

Медведчук внутренне улыбнулся. Портрет умел давать обещания, которые нарушит уже через пять минут.

«Мы никогда друг друга не подводили», — любезно ответил он.

«Кстати! — вспомнил Портрет, когда Медведчук был уже возле двери. – Мои там пришлют…»

«Конечно, я все передам, — кивнул Виктор Владимирович. – Освобождение сограждан – наш прямой гражданский долг».

И он аккуратно исчез в проеме двери.

«Ну да…» – причмокнул Портрет.

Сергей Лямец, опубликовано на странице автора в сети Фейсбук

Источник

Оставить комментарий