Холодный душ для Кремля

История всегда повторяется, когда презираешь и ненавидишь тех, кто рядом, и не считаешь их людьми.​

50 лет назад Советский Союз разорвал дипломатические отношения с Государством Израиль. Для страны «победившего социализма» это был крайне нестандартный шаг, за послевоенные десятилетия Москва прибегала к нему крайне редко. Даже с Албанией, которая демонстративно покинула социалистический лагерь, выгнала из своих портов советский флот и отказалась участвовать в Организации Варшавского Договора, дипломатические отношения официально не разрывались, хотя посольства в Москве и Тиране не функционировали вплоть до краха сталинистского режима в Албании.

Ещё одной страной, с которой Советский Союз разорвал дипломатические отношения, была Республика Чили — шесть лет спустя после Шестидневной войны. Однако в Чили был военный переворот, жертвой которого стал левый президент Сальвадор Альенде. На момент своего свержения Альенде запутался в собственных экономических авантюрах, благодаря чему в руководстве страны усилились позиции чилийских коммунистов, плотно сотрудничавших с международным отделом ЦК КПСС и советскими спецслужбами.

В Москве могли считать — хотя и ошибочно — что Чили может стать второй Кубой Латинской Америки. А тут — такое разочарование: Альенде убит, генеральный секретарь Компартии Чили Луис Корвалан арестован, лидеры левых партий в эмиграции… Настоящая катастрофа кремлевских планов.

А что такого особенного произошло на Ближнем Востоке? Израиль и до этого «схлестывался» с арабскими режимами — и в 1948 году, и в 1956-м. И неизменно выходил победителем. Почему же именно эта победа привела к долговременному разрыву дипломатических отношений между СССР и еврейским государством?

1948 год вообще не воспринимался в СССР как собственное поражение — тогда Израиль был скорее союзником, а арабские страны – «империалистическими агентами». К 1956 году советская внешняя политика уже сделала резкий крен в сторону арабских стран, а внутренняя — в сторону государственного антисемитизма. Но Израиль тогда воспринимался Москвой скорее как один из участников «империалистического альянса», главными игроками Суэцкого кризиса считались Великобритания и Франция. Поэтому охлаждение официальных советско-израильских отношений было недолгим.

А вот 1967 год, Шестидневная война — это была уже безоговорочная победа Израиля. Именно Израиля и никого другого. И победа не просто над арабскими режимами, которые были союзниками и клиентами Кремля, а над самим Советским Союзом. СССР нашпиговал армии арабских диктаторов современным оружием, он направил на Ближний Восток своих советников, которые не только «советовали» тем, кто хотел повторить Холокост и «сбросить евреев в море», но и непосредственно участвовали в военных действиях. На вооружение и поддержку отвратительных диктатур тратились миллионы долларов — а в результате все рухнуло в шесть дней. Было от чего беситься.

Я именно так назову реакцию советских руководителей и большой части граждан — бешенство, неуемное, неукротимое, близкое к помешательству бешенство. И оно было связано не просто с победой Израиля. Оно было связано с крахом главного стереотипа даже не советской, а российской имперской жизни — презрения к евреям, представления о них, как о трусах, «воюющих в Ташкенте». Евреи, впрочем, опровергали этот стереотип и в самом Советском Союзе. Первым дважды Героем Советского Союза стал знаменитый лётчик Яков Смушкевич, вскоре расстрелянный Сталиным. Десятки евреев стали Героями Советского Союза на полях сражений Второй мировой войны. Евреи были и среди Георгиевских кавалеров Первой мировой войны, и среди кавалеров всех степеней ордена Славы Второй мировой войны. Черносотенная имперская власть, поражённая подвигом евреев-солдат, даже разрешила им жить вне черты оседлости после русско-японских войн. Но антисемитское общество предпочитало всего этого не замечать — в конце концов, происходило это все в Российской, а затем Советской Армии и хитрый Янкель, конечно же, приписал себе подвиг смелого Ивана.

НАЖМИТЕ НА СТРЕЛКУ , чтобы читать далее

Загрузка...