За что воюют США и Китай. Пять уроков для Украины

2

​Торговая война между США и Китаем – важнейшая тема в международной экономике.

Предпосылки к ее переходу в активную фазу сложились во второй половине прошлого года. А в марте этого года Вашингтон заявил о намерении ввести пошлины на импорт китайской технологической продукции в объеме $150 млрд. В ответ Пекин заявил, что готов предпринять аналогичные контрмеры на такую же сумму.

В начале мая в Пекине прошел первый раунд торговых переговоров, завершившийся безрезультатно. Это неудивительно, так как накануне переговоров требования США существенно изменились. Раньше Штаты призывали Китай принять меры, направленные на сокращение дефицита в торговле между ними, на $100 млрд (сейчас дефицит составляет $375 млрд) и снизить пошлины на импорт автомобилей (сейчас в США они составляют 2,5%, а в Китае в 10 раз выше). Теперь США настаивают на снижении дефицита в торговле на $200 млрд. и уменьшении большинства импортных тарифов в Китае до американского уровня. А также требуют от КНР отменить нерыночное субсидирование приоритетных отраслей экономики, предусмотренное стратегическим документом «Сделано в Китае – 2025 год».

Стратегию «Сделано в Китае – 2025 год» утвердил в 2015 году Госсовет КНР, по сути это первый десятилетний план. В нем определено несколько приоритетных направлений – повышение инновационного потенциала обрабатывающего сектора, его структурная перестройка, повышение уровня интеграции информтехнологий и промышленности, укрепление производственного потенциала базовых отраслей промышленности, активизация формирования китайских брендов, масштабное внедрение экологически чистых производств, развитие сектора производственных услуг. Стратегией определены 10 ключевых отраслей, на развитии которых будут сосредоточены усилия: IT-индустрия нового поколения, станки с числовым программным управлением и робототехника, аэрокосмическое оборудование, морское инженерное оборудование и высокотехнологические суда, современный рельсовый транспорт, энергосбережение и автомобили на альтернативных источниках энергии и др.

Именно начало реализации стратегии «Сделано в Китае – 2025 год» считают катализатором нового витка торговой войны между США и КНР. Еще в 2016 году, при президенте Бараке Обаме, отчет торгового представителя США был выдержан в положительном тоне, в нем говорилось о расширении взаимовыгодной торговли и инвестиций. Но в отчете за 2017 год назначенный Трампом новый торговый представитель США Роберт Лайтхайзер уже утверждает, что США «ошибались в поддержке вступления Китая в ВТО на условиях, которые оказались неэффективными для обеспечения приверженности Китая открытому рыночному режиму торговли». Также в прошлогоднем отчете торгпреда США указывается на то, что стратегия «Сделано в Китае – 2025 год» направлена на захват крупнейших долей мирового рынка. Мотивы обвинений традиционны – согласно докладу торгпреда США, инструменты, которые использует правительство КНР для достижения целей стратегии, характеризуются как массированное государственное вмешательство и господдержка, направленные на содействие развитию китайской промышленности за счет ограничений по отношению к иностранным предприятиям и зарубежной продукции.

Кстати, в Китае не скрывают, что на разработку и реализацию стратегии «Сделано в Китае – 2025 год» их вдохновили масштабные инвестиции правительства США в научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки (НИКОР).

Торговая война свидетельствует о том, что США всячески противятся тому, чтобы Китай мог догнать Штаты в технологическом плане. Опасения США объяснимы. Китай уже входит в число мировых лидеров в таких сферах, как производство станков и сборочных линий с числовым программным управлением, началась коммерческая эксплуатация китайского пассажирского самолета ARJ-21, успешно проведены испытания среднемагистрального лайнера С-919, в декабре прошлого года совершил первый полет крупнейший в мире самолет-амфибия AG-600. Китаем осуществлен успешный запуск тяжелой ракеты-носителя «Чанчжэн-5» и первого в мире квантового спутника. Китай разработал батискаф «Хайдоу», став третьей в мире страной, способной проводить исследования на глубинах до 10 тыс. метров.

Еще одним поводом для американо-китайской торговой войны является вступивший год назад в силу в Китае законодательный акт, в соответствии с которым, зарубежные компании, открывающие совместные производственные предприятия в КНР, должны предоставлять китайским партнерам все технологические подробности производства вплоть до программных кодов своих разработок.

Впрочем, не думаю, что торговый конфликт между США и КНР будет бесконечно обостряться. Полагаю, американцы намеренно нагнетают обстановку, выдвигая изначально завышенные требования, но компромисс будет найден. По аналогичному сценарию США вели переговоры в рамках Североамериканской зоны свободной торговли (NAFTA). Поначалу Штаты требовали, чтобы в собираемых в Мексике автомобилях, ввозимых в США без взимания пошлин, доля американских компонентов была увеличена с нынешних 20% до 50%. Но в конечно итоге найдено более мягкое решение, в той или иной мере устраивающее всех участников – будет повышен суммарный предел доли компонентов из стран – участников NAFTA (Канада, Мексика и США). Китайцам тоже есть за что торговаться – они недовольны ужесточением ограничений на работу в США компаний из Китая, имею в виду, например, запреты на приобретения американских компаний китайскими ZTE и Huawei.

Кстати, по окончании реализации стратегии «Сделано в Китае – 2025 год», власти Поднебесной планируют реализовать еще два подобных плана, конечной целью которых является выведение страны к 2049 году, когда КНР исполнится 100 лет, в число инновационно-промышленных лидеров мира.

Какие выводы мы должны извлечь из торгового конфликта между двумя сверхдержавами?

Первое. Если крупнейшие сверхдержавы – США и Китай – борются за технологическое преимущество, значит главной целью экономической политики должно быть стремление к достижению технологического превосходства.

Второе. Если США и Китай делают акцент на господдержке НИОКР, значит, это критически необходимо для развития современных индустриальных экономик.

Третье. Если США оценивают меры господдержки Китаем национальной промышленности как несущие угрозу технологической гегемонии Штатов, значит, такие меры действительно эффективны. Это ответ отечественным сторонникам абсолютного либерализма, которые считают, что украинская промышленность должна или сама, без участия державы, восстановиться и успешно противостоять иностранным конкурентам, или, если промышленность без госсподдержки не достаточно эффективна, то пусть она отомрет.

Четвертое. Китай утвердил и реализует стратегию «Сделано в Китае – 2025 год». Это хороший урок – в Украине нужно разработать и начать внедрять несколько точечных компактных и реалистичных стратегических программ, направленных на развитие того небольшого количества отраслей, в которых мы можем не только удовлетворять потребности внутреннего рынка, но и стать заметным региональным игроком: авиационное и ракетно-космическое машиностроение, ВПК, транспортное и сельскохозяйственное машиностроение, станкостроение.

Пятое. Если перспективы технологического развития КНР настолько серьезные, что США не на шутку обеспокоены возможной утратой технологического лидерства, значит, украинским компаниям стоит искать места, где они смогут встраиваться в производственные цепочки китайский предприятий, в том числе тех, где может быть задействован инновационный потенциал наших ученых и исследователей (в том же авиационном и ракетно-космическом машиностроении, например). Если мы сможем хотя бы в нескольких направлениях стать технологическим сателлитом Китая, а не будем довольствоваться продажей туда кукурузы и подсолнечного масла, это повысит шансы на экономическое возрождение Украины.

Facenews

Оставить комментарий